ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ
Станислава Александровича Золотцева (21.04.1947 - 04.02.2008)

Портрет-хранитель

Минуло 15 лет со дня нашего знакомства в 1993-м. Летом того года я пригласил поэта на свою выставку в Верховном Совете РФ и сразу же – в Совет деятелей культуры, идея создания которого встретила горячий отклик у главы парламента Руслана Хасбулатова. Станислава Золотцева влекло в эпицентр сопротивления. Но последовал переворот, двухнедельная осада парламента России и расстрел из танков. В те трагические дни, когда решалась судьба огромной страны, поэт был вместе с нами.

...Возродись империя моя,
Русская великая держава!


С того времени началась наша дружба. Но портретом Золотцева удалось заняться лишь жарким летом 1999 года. Станислав Александрович приходил, разгоряченный солнцем и неотложными делами, и полчаса успокаивался. Весь как обнаженный нерв, он страдал не только от литературных неурядиц. Литературную среду он называл «клубком взасос целующихся змей». Но литературные дрязги его трогали меньше, чем трагедия родной Псковщины и страны. Удары по стране он ощущал, как по собственному телу.

Я орудовал кистями, а он говорил, говорил, говорил. Иногда замолкая и глядя в окно.
А потом опять устало и бесконечно изливал горечь души.
Золотцев был один из немногих поэтов-интеллектуалов. Да, талант очень редко подкрепляется широтой и глубиной образования. Дар создавать образы и передавать состояния далеко не всегда соседствует с глубиной мысли и широтой знаний. Даже в блестящей плеяде поэтов XIX века таких единицы – пожалуй, Пушкин и Тютчев... Поэзия Золотцева – из этого круга.

Время Золотцева – это расчленение державы, уничтожение ее экономики, культуры. Медленное осознание того, что народ и страна тоже могут быть смертны. И Золотцев понимал, что многое у нас еще впереди. В его стихах есть и надежда:

Дай Бог из нас однажды хоть кому-то
Сказать, взглянув на прошлое свое:
– Мы были современниками Смуты,
И мы спасли Россию от нее.


Сеансы портрета заканчивались, уходящее солнце золотило крыши Старой площади, а мы все сидели…
Он страдал и от невозможности публиковаться самому, и от того, что талантливые поэты из провинции вообще не могут выйти на московские страницы. Ему с трудом удавалось проталкивать свои стихи и публицистические статьи.
Золотцев однажды, горестно упав в кресло, убитым голосом рассказал, что поругался вдрызг с известной патриотической редакцией. С главным редактором, и матом его покрыл, и дверью хлопнул.
Чай не успокоил Станислава Александровича, а от коньяка он отказался.
– Нет, нет! Я потом остановиться не смогу!
Он страдал и возмущался:
– Ведь самое известное патриотическое издание! А пишут о чем угодно, публикуют безграмотных сынков. А о смерти
Г. Свиридова – ни слова!
Что я мог сказать ему в утешение?

В следующий приход Золотцев отчаянно бросил передо мной газету, тот самый патриотический брэнд. В передовице редактор ругал Золотцева. Статья заканчивалась откровенным цинизмом: «А кто хочет у нас печататься, помогите нам встать на ноги».
Позже я узнал, что этой газете помогали. Те самые деятели, которых она яростно ругала.

Однажды у нас разговор зашел о графоманах. Золотцев радостно утверждал, что огромное количество графоманов, расплодившихся в наше время, – это прекрасно для литературы. В доказательство он приводил пушкинское время. Тогда только ленный не писал стихи, и для поэзии графоманская масса оказалась очень плодотворной почвой, на общем интересе к стихам выросли и Пушкин, и целая плеяда блестящих поэтов.

Портрет – и я в этом не раз убеждался – это еще один ангел-хранитель человека. Слишком много энергии вкладывают художник и позирующий ему человек в образ на холсте.
И портрет начинает жить жизнью человека, принимая удары судьбы на себя. Это таинство портрета иной раз удивляет самого художника. Хотя портрет, конечно же, не защитит от всех бедствий. Не панацея, но все же…
В конце 2007 года, когда Золотцев позвонил, у меня что-то кольнуло в сердце, и я предложил ему написать еще один портрет. На большом холсте.
– Я напишу вас таким, каким вы стали сейчас.
Но Станислав Александрович тогда не мог, А потом… не сложилось.
Мистические защитники и покровители ему были ой как нужны. Мы с женой молились за Станислава… Жить поэту оставалось 9 месяцев.

Ушел великий поэт, обладавший прозорливостью, чувством и знанием России.
В мутную эпоху безвременья и разрушения поэт сгорел, как свечка, в огне своего дара. Последние годы поэта – это боль за Отечество, борьба и отчаяние. Нищета. Унижение. Неужели это и была его плата за бессмертие? Чем же тогда платить за Россию?

Все пройдет… А Россия останется!
Ради этого мы и живем!


Так завещал Золотцев.

Анатолий Набатов

***

Анатолий Леонидович Набатов - – художник, живописец, общественный деятель.

Русский, православный.

Окончил Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина (Академию Художеств) в Ленинграде в 1987 году. Яркий представитель и продолжатель развития русской классической школы живописи, работает во всех жанрах.

Основной цикл картин, принесший известность – «Судьба России», посвященный осмыслению исторического пути и мировой миссии России. В цикле «Судьба русского дома» развернута трагическая панорама умирания русской деревни.

В цикл "Портрет эпохи" вошли портреты известных деятелей культуры и политики современной России. Среди них - писатели: Виктор Астафьев, Валентин Пикуль, Василий Белов, Чингиз Айтматов, Анатолий Рыбаков, Даниил Гранин;   поэты: Станислав Золотцев, Расул Гамзатов; деятели Русской Православной Церкви:  Патриарх Алексий II, Митрополит Санкт–Петербургский и Ладожский Иоанн, диакон Андрей Кураев; ученые: Наталия Нарочницкая и Николай Лавёров; артист Аристарх Ливанов; крупные политические деятели: Людмила Швецова, Артур Чилингаров, Руслан Хасбулатов, Гаджи Махачев, Владимир Платонов, Александр Лебедь, Павел Бородин, Вениамин Соколов, Виталий Сыроватко и многие другие.

Персональные выставки в регионах Советского Союза и России: Прибалтика (1991 г.), Приднестровье (война 1992 г.), Архангельский Север (1998 г.), Краснодарский край (1999 г.), Дагестан (2001 г.), Москва (1993 – 2009 гг.).

Персональные выставки за рубежом: Финляндия (1991 г.), Германия (1993 г.).

Основные персональные выставки в Москве: Верховный Совет РФ (Белый Дом) (октябрь 1993 г.), Министерство Финансов РФ (1994 г.), МВД (1994 г.), Администрация Президента (14-й корпус Кремля) (1996 г.), Совет Федерации ФС РФ (1997 г.), Московская Городская Дума (1997 г.), МИД (1998 г.), ГАЗПРОМ (1999 г.), Налоговая служба России (2002 г.), Торгово-промышленная палата России (2005 г.), Центральный Выставочный зал «Большой Манеж» в Москве (2001 г.).

Председатель Правления Межрегиональной общественной организации «Совет деятелей культуры» (с 1999 г.). Идеолог приоритета государствообразующей культуры России - русской культуры, автор многих искусствоведческих и историко-экономических статей о регионах России. Разработчик темы «формирования защитных рефлексов народа», создатель  термина и автор работы «Системные связи общества», посвященной этой теме.

В 1997 году издан альбом «Анатолий Набатов. Жизнь и творчество».

В 2000 году награжден медалью «Меценат столетия» Общественной организации «Меценаты столетий».

Главный редактор Издательского центра «Совета деятелей культуры». Автор ряда публицистических статей и художественных произведений.



 
наверх