Книга "Солдаты Победы"




Азбука права

Правовой календарь
Консультация юриста
Книги и журналы по праву
Социально значимые законы



Книги-юбиляры - 2017



Виртуальные выставки



Мир чтения

"Большая книга"
"Книга года"
"Национальный бестселлер"
"Русский Букер"
Нобелевская премия по литературе
Букеровская премия



Краеведение для детей

Познай свой край родной

Сайт находится в Белом списке «Позитивного контента»

Сайт является финалистом конкурса «Позитивный контент» - 2014









Мы в сообществах




Архив новостей


Старая версия сайта









«Живи достойно, не пеняй на жизнь!»
Биография Яна Райниса

Поэт с судьбою путника и скитальца
К 150-летию со дня рождения Яна Райниса

Каковы же важнейшие этапы жизни народного поэта Яна Райниса, настоящее имя которого Янис Плиекшан?
1865 год, 11 сентября — родился в небольшом имении Таденава в семье арендатора Кришьяниса Плиекшана.
1880-1883 — учеба в Рижской городской гимназии.
1884-1888 — изучение юриспруденции в Петербургском университете.
1889-1891 —работа юристом в Вильне и Елгаве.
1891-1895 — ответственный редактор газеты «новотеченцев» «Диенас лапа» («Ежедневный листок»).
1896-1897 — литературный труд, работа юристом в Елгаве, Берлине, Паневежисе.
1897, 31 мая-21 декабря — тюрьмы Паневежиса, Лиепаи и Риги.
1897, конец декабря-1899, июнь — ссылка в Псков.
1899, июнь-1903, май — ссылка в Вятскую губернию, в город Слободской.
1903, май-1905, декабрь — литературная работа на родине, участие в революционных событиях.
1905, декабрь-1920, апрель — годы эмиграции в Швейцарии.
1920, апрель-1929, сентябрь — литературная и культурная деятельность в буржуазной Латвии.
1929, 12 сентября — смерть.
11 декабря 1940 года был обнародован декрет Президиума Верховного Совета Латвийской ССР о присвоении Яну Райнису звания народного поэта.

Отец поэта Кришьян Плиекшан

Янис Плиекшан, таково настоящее имя Райниса, родился 11 сентября 1865 года в самом отдаленном уголке Латвии, там, где она издавна граничит с белорусскими, русскими и литовскими землями – в имении Таденава на хуторе Варславаны Рубенской волости Илукстского уезда Курляндской губернии. Ближайшим центром культурной и общественной жизни этих земель являлся Динабург (Даугавпилс), город ремесленников, лавочников, плотников, главным жизненным нервом была река Даугава. Этот торговый путь связывал среднюю часть России с Балтийским морем.

Отец поэта, Кришьян Плиекшан, принадлежал к числу тех немногочисленных латышских крестьян, которые благодаря своей энергии достигли обеспеченного материального положения.

Не сказать, что возможности его были безграничны, но сыну Янису он смог дать превосходное образование. О том, чтобы будущий поэт Райнис — в ту пору довольно слабого здоровья мальчик Янис Плиекшан — свободно владел немецким и русским, в семье позаботились рано. В Рижской гимназии он изучил также французский и латынь.

Есть основания полагать, что языки не представляли трудности для Яниса: судя по его биографии, он знал еще и белорусский, литовский, польский, а позже, находясь в изгнании, в Кастаньоле, свободно изъяснялся на итальянском языке.

С рождением сына Кришьян Плиекшан получил в Таденаве, теперешнем Екабпилсском районе, небольшое арендное поместье. В поисках наиболее выгодных условий существования Плиекшаны неоднократно меняли место жительства. Из Таденавских лесов они ушли на полные кипучей жизни берега Даугавы, в окрестности Динабурга, а затем на живописные холмы и озера Латгалии.

Когда Райниса спрашивали, что особенно запало ему в душу из первых впечатлений детства, он всегда отвечал: солнце. Солнце, лето, зеленые поля, укромные лесные уголки и широкие водные просторы. Эти картины природы завладели памятью на всю жизнь, и Райнис даже говорил, что в пору своего детства совершенно не помнит зимы.

Будущий поэт рос в одиночестве. Старшую сестру Лизе очень рано поглотили хозяйственные заботы, младшая Дора родилась в 1870 году. Предоставленный самому себе мальчик рано научился наблюдать природу. «Солнце меня учило любить, луг и сад - учили видеть прекрасное, Даугава - понимать суть движения и красоту»,- писал Райнис в своих автобиографических заметках в начале 1929 года. Почти всюду у поэта можно встретить поэтический образ Даугавы — реки-судьбы. Картины природы в его творчестве исполнены чувства восхищения чудесами земли. В поэзии Райниса постоянно ощущается «зеленая добрая власть солнца».

В Илукстском и Даугавпилсском уездах, где прошло детство Райниса, жили латыши, литовцы, русские, поляки, евреи, немцы. В семье Плиекшанов, как вспоминает поэт, говорили примерно на восьми языках и диалектах.

Читать Райнис начал с восьми лет. Год он учился у местного немецкого пастора, а с десяти до четырнадцати (1875-1879) – в немецкой школе в Гриве (рядом с Даугавпилсом). В школьные годы мальчик пристрастился к чтению. Он раскопал на чердаке дома в Беркенельском имении (теперь Биркенели), которое родители Райниса арендовали с весны 1872 по весну 1881 года, ворох старых книг. В старом доме, в который переехала семья Плиекшанов, пространство между крышей и потолочным перекрытием было разделено только печными трубами. Когда-то здесь были перегородки, кладовки, закуты. И в одном из них Янис обнаружил целую библиотеку старых книг, оставшихся от помещиков, прежних владельцев усадьбы. Большинство их было издано в самом начале девятнадцатого века или в конце прошедшего, восемнадцатого. Янис доставал очередной фолиант, сдувал частью пыль, а что не сдувалось, стирал, потом бессознательно гладил, проводил ладонью по старинному сафьяну переплета, коричневой или черной обложке с золотыми тиснеными буквами названия. Должна, должна была обнаружиться подобная библиотека в этой жизни! Без нее не хватало бы чего-то, а с ней это отрочество обретает совершенную полноту.

Райнис вспоминал о хорошем подборе классиков, не уточняя, что это было: античные трагики? Шекспир, Вольтер в немецких переводах? Клопшток? Гердер? Гете? Другие книги названы определенно. «Об одиночестве», философское сочинение Георга Циммермана (скорее всего, четырехтомное лейпцигское издание знаменитой в свое время книги), «Макробиотика, или Искусство продлить человеческую жизнь» Хуфеланда, «Курс изящной словесности».

Не менее ценным достоянием, которое поэт приобрел в детстве, было знакомство с устным народным творчеством. Множество латышских народных песен знала мать Райниса, Дарта Плиекшан.

Мать поэта Дарта Плиекшан




«Первые литературные впечатления были навеяны нашими народными песнями, которые моя мать сама очень много и охотно певала. Еще гимназистом я записал несколько сотен петых ею народных песен»

Райнис «Жизнь и деятельность»

Дарта Плиекшан первой приобщила маленького Яниса к сокровищнице народной поэзии. Она была умной и деятельной женщиной. В памяти своей она хранила великое множество народных песен.







Белорусские песни пели по вечерам плотовщики, сидя у пылавших на берегах Даугавы костров. Старый помольщик Марцулис познакомил мальчика с грустными литовскими дайнами. Русские, поляки, евреи-коробейники нередко заходили во двор к Плиекшанам. Они делились своими переживаниями и впечатлениями, вынесенными из скитаний.

От них будущий поэт нередко слышал сказки и правдивые жизненные истории, которые заставляли трепетать его юное сердце, чуткое к чужому горю и переживаниям. Среди этих людей встречались искусные рассказчики, и уже с детских лет мальчик почувствовал вкус к художественному слову, его поэзию. «Слышу, слышу, знаю, знаю. Есть правда в этом древнем голосе, доносящемся из веков. Этот голос слышу не только я один, но все и каждый, кому тесна собственная жизнь, кто хочет расправить онемевшие члены».

«Все мое детство полно чудесных звуков и красок.
Все словно купалось в большом море поэзии».

Райнис

В четырнадцать лет – в декабре 1879 года – Райнис закончил Гривскую школу и в январе 1880 года поступил в Рижскую городскую гимназию (1880-1883). Уезжая в далекую чужую Ригу, Янис прислушивался с острым чувством разлуки к колокольному звону, раздававшемуся, как всегда гулко и мерно из-за милых знакомых лип. Он окончательно расставался с домом - не на неделю, не на месяц. Он из детства уезжал.

Первые решительные перемены в развитии поэта были связаны с Ригой. Здесь он приобретает глубокие и обширные знания. «Всю немецкую и русскую классическую литературу я прошел тогда вдоль и поперек – это напоминало большой голод, который не могла утолить даже художественная литература». И в студенческие годы и позже он охватил еще и всевозможные науки.

«В гимназические годы я читал очень много… Самые сильные впечатления я получил от древних греков: Гомера, Эсхила, Софокла, Геродота, Плутарха и лириков; из римлян мне по душе были Цезарь, Ливий, Овидий, Катулл, Ювенал; Гораций не нравился. Впечатление от греков осталось наиболее глубоким и впоследствии, когда на смену им выступила вся масса писателей нового времени: Гете, Шекспир, Шиллер, Лессинг, Байрон, Шелли, Пушкин, Лермонтов, Гейне, французские трагические трагики…» В гимназии установились его тесные связи с прогрессивной учащейся молодежью, началась задушевная дружба с будущим революционером Петром Стучкой. В ученические годы Райнис начал переводить лучшие произведения мировой классики.

В августе 1884 года Райнис поступил на юридический факультет Петербургского университета(1883—1888). Профессию юриста Райнис избрал потому, что хотел, как объяснял он сам, «находиться внутри жизни, творить, преображать, создавать самое жизнь». Одновременно с посещением основных лекций Райнис ходит на лекции знаменитого химика Менделеева, физиолога-психолога Бехтерева и других выдающихся русских естествоведов-материалистов. Райнис запоем читает русскую литературу, изучает произведения Салтыкова-Щедрина, юморески Чехова, сочинения Гоголя, Пушкина, Лермонтова. Молодой поэт часто посещает театры, музеи, выставки передвижников, художников-реалистов, интересуется полотнами Репина, Маковского, Шишкина, Левитана. Дух миллионного города его поистине покорил.

Петербург становится для Райниса поистине революционной купелью. Здесь поэт принял крещение на верность пролетариату, в историческую миссию которого он глубоко верил и интересам которого служил до конца своих дней. Общение с передовым студенчеством, знакомство с прогрессивной русской литературой оказали огромное влияние на формирование мировоззрения Райниса.

После окончания Петербургского университета, в феврале 1889 г. Райнис поступил на службу в Вильнюсский окружной суд в качестве кандидата на судебную должность и секретаря. Там он работал до января 1891 г., затем переехал в Елгаву (Митаву), где стал помощником присяжного поверенного. 4 февраля 1891 г. он за свою диссертацию по истории римского права «Lex Iustiniana» получил звание кандидата юридических наук. Но поэт Райнис легко расстается с многообещающей юридической карьерой, 17 декабря того же года, приняв обязанности ответственного редактора прогрессивной газеты новотеченцев «Диенас лапа» («Ежедневный листок»). Редакторские годы – самый значительный период публицистической деятельности Райниса: за это время он написал около четырехсот политических обзоров, передовых и полемических статей и рецензий. Он становится одним из лучших латышских журналистов того времени, ведущим представителем движения передовой общественной мысли в Латвии девяностых годов, известного под названием «Новое течение». Он – пламенный поборник «Нового течения», а редактируемая им газета «Диенас лапа» - рупор и знамя направления.

1 декабря 1895 г., после четырех лет интенсивной работы в «Диенас лапа», Райнис сложил с себя обязанности ответственного редактора и ушел из газеты. После ухода из редакции Райнис переехал в Елгаву и в первой половине 1896 г. начал переводить «Фауста» Гете. Райнис работал над «Фаустом» почти два года и создал один из лучших в мировой литературе переводов классического произведения Гете.

Как невозможно построить высокую башню, не возведя прочных лесов, так и восхождения к вершинам поэзии немыслимы без совершенствования языка. Райнис показал себя и как смелый реформатор языка. Его перевод «Фауста», по единодушному мнению критиков, труд поистине мастерский, каких немного найдется в мировой переводческой практике. Сложнейшие места оригинала в переводе получили полновесное художественное звучание на латышском языке.

Начатый в 1896 г. перевод «Фауста» был еще в одном отношении замечателен для самого Райниса. Этот длительный труд снова привлек его к поэтическому творчеству, которое отошло на второй план в годы редактирования «Диенас лапа». В конце ноября 1896 г. Райнис уехал в Берлин искать работу, ибо в Латвии он, как известный публицист «Нового течения», не мог получить никакой должности в судебном аппарате. В середине февраля 1897 г. Райнис возвращается на похороны старшей сестры, а 20 марта переезжает в небольшой городок Литвы Паневежис, куда его назначили адвокатом.

После разгрома «Нового течения» 31 мая 1897 г. Райниса арестовали. Работа над переводом «Фауста» была прервана. Сначала его содержали в паневежиской тюрьме, в июне переслали в лиепайскую, а в августе – в рижскую тюрьму. Первые недели заточения для Райниса с его оголенными нервами явились тяжким испытанием, дело доходило до галлюцинаций, провалов памяти. И все-таки в тюрьме Райнис продолжает работать над «Фаустом», там же завершает перевод «Демона» Лермонтова. В творческом порыве рождается около сотни оригинальных стихотворений.

В конце декабря 1897 г. жандармерия после окончания предварительного следствия выпустила поэта под залог, а позже, после венчания его с Аспазией, выслала в Псков под надзор полиции. Приговор выносится 31 марта 1899 г. - пятилетняя ссылка в Вятскую губернию (ныне Кировская область), в уездный городок Слободской. Во времена Райниса Вятская губерния со своими дремучими лесами и бесконечными болотами оставалась одним из центров политической ссылки. Тем не менее в захолустном городке России шла деятельная духовная жизнь. Одновременно с многочисленными переводами поэт создает в Слободском первый сборник своих стихов «Далекие отзвуки синим вечером»(1903).

«Далекие отзвуки» отражают духовное и художественное развитие Райниса на протяжении почти двух десятилетий. В сборник включены стихотворения, выражающие и тяжелое чувство одиночества, разочарование в жизни и ликующий восторг по поводу неудержимого стремления жизни вперед, к весне революции. В нем читатель находит стихотворения о любви и личных страданиях автора и стихи, проникнутые могучим социальным порывом.

В мае 1903 года Райнису было разрешено вернуться домой, но запрещалось жить в Петербурге, Москве и Петербургской губернии. Семнадцатого июня 1903 года в Юрмале, в Дубултах, в зале Благотворительного общества, состоялось неофициальное чествование Райниса. Последующие два года жизни Райниса — вплоть до спада революционного движения — на редкость плодотворны. Местожительством Райнис и Аспазия избирают еще не достроенный дом в Яундубултах, на берегу моря. Их постоянно окружают друзья, но это, как ни странно, не мешает — горящие поленья раскаляют друг друга, и костер полыхает, разбрасывая искры. Той осенью Райнису исполнилось тридцать восемь лет. Позднее, вспоминая пережитое. Райнис напишет: «Я рано состарился». Но в Яундубултах накануне революции 1905 года живет молодой Райнис, окрыленный верой мечтатель.

Период с весны 1903 до конца 1905 года наполнен общественной и творческой деятельностью. Райнис активно участвует в работе социал-демократической партии, в Конгрессе латышских учителей, посещает Москву в качество делегата земских и городских представителей, выступает на сходках, митингах, собраниях. В доме поэта часто собираются представители интеллигенции, учителя, художники, товарищи по партии. «Времени гул» слышится повсюду.

Революцию 1905 года Райнис воспринял с ликованием и принял в ней активное участие.

Самое значительное свершение этого периода, несомненно, большая драма в стихах «Огонь и ночь» (написана, опубликована в 1905-м, впервые поставлена в 1911 г.). Этим монументальным произведением Райнис для латышской драматургии проторил новую дорогу, па которой ему по сей день нет равных. В основу драмы положен латышский народный эпос — «Лачплесис» Андрея Пумпура.

На исходе 1905 года по Латвии прокатилась волна карательных экспедиций. Райнису, одному из духовных вождей революции и ее вдохновителю, угрожает серьезная опасность. После разгрома вооруженного восстания 1905 года Райнис и Аспазия эмигрировали в Швейцарию – классическую страну изгнанников.

В эмиграции в швейцарском местечке Кастаньола, у озера Лугано, Райнис и Аспазия прожили пятнадцать лет. Швейцарию Райнис называл своей второй родиной. Сколь не прекрасна была природа этой страны, которая в течение долгих лет последовательно накладывала отпечаток на лирику Райниса, насыщая её всё новыми образами, сколь не сердечны были жители Кастаньолы, прожитые на чужбине годы дались нелегко.

В 1920 году Райнис вернулся на родину. По мотивам русских былин он создал трагедию «Илья Муромец» (1922), опубликовал книги стихов «Пять эскизных тетрадей Дагды» (1920-1925).


Райнис у Двинской крепости в 1920 году
Двинск (Даугавпилс) – первый город, встретивший поэта из эмиграции в 1920 году.

В Риге Райнис проводит последние девять лет жизни после возвращения из своего изгнания.

По возвращении на родину Райнис принимает участие в политической жизни страны, баллотировался на пост президента, однако выборы проиграл. В 1920 году Райнис от ЛСДРП был избран в Конституционное собрание Латвийской Республики. Являлся одним из авторов латвийской конституции.


Много сил отдает Райнис общественной работе. Он является одним из основателей Художественного театра и членом его первой дирекции. В 1921—1925 годах был директором Национального театра. Под руководством Райниса Национальный театр поставил немало произведений классической драматургии. В 1926—1928 годах — министром образования.

28 февраля 1925 первым из латышских деятелей культуры был награждён высшей наградой страны — орденом Трёх Звёзд I степени.



Последние дни жизни Райнис проводит на даче в Майоре. Дни и ночи тянутся в долгих и молчаливых диалогах с одиночеством. Изредка приезжает Аспазия. Когда душа не в силах привести к покорности тело, Райнис по телефону вызывает доктора Лившица. Пока, слава богу, врачу удаётся помочь. В хорошую погоду Райнис гуляет у моря.

Двенадцатого сентября 1929 года, тихий солнечный день. Желтеют и осыпаются листья, сад кажется пустым и неуютным. В полдень начинается сердечный приступ, Райнис успевает позвонить Лившицу. Эпилог жизненной драммы Райниса отмечен трагической сценой: поэт, рукой держась за грудь, стоит на верхней ступеньке лестницы, и реплика Лившицу: «Милый, спасай!»







Свой последний час Райнис встретил на Рижском взморье, среди водной шири, которую он так любил с ранней юности, среди милых ему сосен, которые он воспевал в стихах, возвысив до символического образа человека, сильного духом, не сломленного жизненными бурями.

Девятого сентября, за два дня до смерти, к Райнису пришла в гости девочка-школьница, в ее альбом поэт записал последние поэтические строки:

Что скажет юному старик почтенный?
— Живи достойно, не пеняй на жизнь!
Достичь сего ты должен непременно,
Есть заповедь - любить. Ее одной держись!

Это последние слова Великого Странника по бесконечности.

На смерть Райниса откликнулась вся Европа. Весть эту моментально узнали в Париже, Берлине, Москве, Женеве, Стокгольме, Осло, Вене, Хельсинки... В Латвии, по словам современников поэта, печаль была в каждом доме.

Со смерти Райниса прошло более 80 лет, однако творчество поэта не потеряло своей первоначальной художественной силы и значимости.

В 1940 году, когда в Латвии снова установилась советская власть, Райнису посмертно было присвоено почетное звание народного поэта, его лирическое и драматическое творчество оказало колоссальное влияние, как на общественную жизнь Латвии, так и на развитие латышской литературы. Его пьесы не сходят со сцены не только латышского национального театра, но и с театральных сцен мира. Поэзия Райниса издается все в новых и новых переводах, приобретая миллионы читателей.

 
наверх