Книга "Солдаты Победы"




Азбука права

Правовой календарь
Консультация юриста
Книги и журналы по праву
Социально значимые законы



Книги-юбиляры - 2016



Виртуальные выставки



Мир чтения

"Большая книга"
"Книга года"
"Национальный бестселлер"
"Русский Букер"
Нобелевская премия по литературе
Букеровская премия



Краеведение для детей

Познай свой край родной

Сайт находится в Белом списке «Позитивного контента»

Сайт является финалистом конкурса «Позитивный контент» - 2014









Мы в сообществах




Архив новостей


Старая версия сайта






Баннеры

Псковская область. Информационно-аналитический портал

Псковская лента новостей

Официальный интернет-портал правовой информации

Официальный сайт города Пскова и Псковской городской Думы

Официальный сайт Администрации г. Пскова

Историко-культурное наследие. Официальный сайт Псковской области

Национальный информационно-библиотечный центр ЛИБНЕТ

Российская библиотечная ассоциация

Поиск в электронном каталоге СИГЛА

Юридические услуги. Традиционно надежно

Сводный каталог библиотек России в свободном доступе - навигатор библиотечных ресурсов




ВОССТАНИЕ В ПСКОВЕ В 1650 ГОДУ

К середине XVII века были ликвидированы последствия интервенции и "Смутного времени", оживились и упрочились торговые связи. Но развитие торговли и ремесел задерживало посадское тягло — тяжёлые налоги, которыми правительство обложило население посада. «Большие» люди стремились заставить большую часть повинностей платить «меньших».

Обострению обстановки в Пскове способствовали и внешнеполитические мероприятия русского правительства. По Столбовскому миру 1617 г. за Швецией остались Ижорская и Карельская земли, население которых подвергалось тяжёлому экономическому, национальному и религиозному гнёту. Начинается массовый уход населения на русскую сторону. К середине XVII в. число преселенцев достигло 50 тысяч человек. По требованию Швеции русское правительство обещало заплатить за перебежчиков 190 тысяч рублей и продать Швеции 12 тысяч четвертей хлеба по ценам псковского хлебного рынка. Закупка хлеба была поручена псковскому купцу Фёдору Емельянову. Продажа крупной партии хлеба привела к повышению цен на хлеб в полтора раза и послужила непосредственным поводом к началу восстания. 28 февраля многие псковичи собрались у всегородной избы, чтобы написать царю челобитную о хлебе. В это время стало известно о приезде шведа Нумменса с казной за хлебом. Псковичи отправили его под стражей в Снетогорский монастырь. Двор Фёдора Емельянова был разграблен. В Пскове наступил период двоевластия: воевода еще находился на свободе, но власть в городе фактически перешла в руки всегородной избы. Население города чётко разделялось на две большие группы, противостоящие друг другу: с одной стороны — посадские «молодшие» и «худые» люди, рядовые стрельцы, пушкари, затинщики; с другой — «лучшие» посадские люди, стрелецкие начальники, высшее духовенство, дворяне. Среди «молодших» людей наибольшим авторитетом пользовались староста площадных подьячих Томила Слепой, стрелец Прокопий Коза, ремесленники Гаврила Демидов и Михаил Мошницын. Известие о начале восстания в Новгороде вдохновляет псковичей. Власть полностью переходит к всегородной избе, во главе которой стоят вновь выбранные старосты из «меньших» людей — Гаврила Демидов и Михаил Мошницын. Свои требования псковичи изложили в «Большой челобитной». Посадские люди требовали оградить их от притеснения со стороны воевод и дьяков, уменьшить налоги, судить псковичей в Пскове, а не вызывал их в Москву, вовремя и сполна выдавать жалованье служилым людям.

В то время, как псковичи ждали от царя ответа на свою челобитную, oт Новгорода к Пскову двинулось войско под командованием И.Хованского. Псковичи стали готовиться к сопротивлению, говоря: «полноте и того, что обманул Новгород и вошёл в город, а их, пскович, не обмануть». Псковичи используют тактику активной обороны и ежедневно беспокоят войске Хованского, остановившееся у Снетогорского монастыря. Активно помогают псковичам в борьбе против правительственных войск окрестные крестьяне. Из всех псковских пригородов только Опочка осталась верна царскому правительству'. Особенно крупные отряды были созданы жителями Псковского уезда. Они разоряли дворянские усадьбы, нападали на мелкие отряды и войска Хованского. И.Хованский вынужден был вести борьбу на два фронта.

Но приход правительственных войск активизировал деятельность противников восстания в самом городе: дворян, духовенства, «лучших» людей посада. Гаврила Демидов был вынужден отдать приказ об аресте дворян живших в Пскове.

Неудачи Хованского под Псковом заставили правительство искать новые пути для усмирения города. Вопрос обсуждался на земском соборе в июле 1650 г. Было решено отвести войско Хованского от Пскова, как только псковичи согласятся прекратить сопротивление. Идти на уступки Пскову правительство заставляла боязнь восстания в других городах. Для переговоров в Псков была отправлена делегация во главе с епископом Рафаилом.

Делегация прибывает в сложный для восставшего Пскова момент: долгая блокада истощила хлебные запасы — «молодшие люди» голодают нечем кормить скот, так как пастбища находятся за пределами города.

Проведенная всегородной избой конфискация хлеба и другого имуще ства у дворян и «лучших» людей приводит к еще большему обострении борьбы в городе. В первой половине августа представители «меньших» людей во всегородней избе были заменены «лучшими», что предрешило успех миссии Рафаила. Так в конце августа 1650 г. восстание в Пскове закончилось но обстановка в сентябре—ноябре оставалась тревожной. До февраля 1651 г. продолжалось в Псковской земле крестьянское движение. Поэтому воевода не решился сразу арестовать руководителей восстания. Только в середине сентября были арестованы Гаврила Демидов, Томила Слепой, Иов Копыто. Арестованные были направлены в Новгород, а затем сосланы на север и в Сибирь.

Восстание в Пскове 1650 г. // Псковский край в истории России. - 2-е изд., испр. и доп. - Псков, 2001. - С.42-44.


В центре Торговой площади на многих старых открытках можно рассмотреть часовню "над убиенными", поставленную в память о девяти помещиках, казненных восставшими в 1650 году.
На этом фрагменте открытки часовня с двумя деревьями по бокам видна на фоне колокольни.
(С некоторым допущением, можно сказать, что в современном Пскове здесь самый центр проезжей части перекрестка на площади Ленина).


Надпись в часовне на площади над убиенными

Лета 7158, от Рождества Христова 1650, Июля в 12 день, при Державе Государя Великаго Князя Алексея Михайловича всея России, во Пскове был ужасный бунт по причине зделаннаго Новгородским купцом Волком обмана против Боярина Морозова, будто за согласие с ним намерены всех Немецких купцов истребить. Во время сего бунта Псковскими мятежниками убито девять человек Псковских Помещиков, а имянно: Феодор Михайлов сын Нащокин, Петр Кирилов сын Сумороцкий, Яков Силин сын Неклюдов, Матфей Фомин и сын его Василий Матвеев, Кирилла Иванов сын Горышкин, Иуда Пахомов сын Сеславин, Варфоломей Прокопьев сын Харламов, Еремей Федоров сын Чиркин, да с ними убит солдат Иван. (С.306)

Митрополит Евгений (Болховитинов)

История княжества Псковского /Сост. Н.Ф.Левин, Т.В.Круглова. - Псков: обл.типогр., 2009. - 416 с. - (Псковская историческая библиотека).

Аракчеев В.А.

Средневековый Псков: власть, общество, повседневная жизнь в XV-XVII веках. /В.А.Аракчеев. - Псков, 2004. - 360с.,ил.

Предлагаем фрагменты из книги, посвященные восстанию 1650 г.

Ход событий в марте — июне

В середине марта в Псковской земской избе сменилась власть. Вместо Семена Меншикова и Ивана Подреза всегородными старостами были избраны антимосковски настроенные Гаврила Демидов и Михаил Мошницын. Весной 1650г. сложилась структура управления восставшего города. Формально высшим органом власти был сход посадской общины, называемый в источниках «мир», «скоп» или «сонмище». Горожане собирались на площади у Рыбницких ворот на месте старого торга по звону колокола. «В мир» читали грамоты, привезенные посланниками от царя, митрополита и Хованского; перед «миром» оглашали содержание грамот, отправляемых от «всего Пскова» в другие города. Оперативные вопросы решались на заседаниях всегородной, или земской, избы. В ее состав входили земские старосты и выборные люди, выбиравшиеся по сословному признаку.

От трех стрелецких приказов выбирались три выборных человека, три священника представляли духовенство, псковское дворянство представлял помещик Иван Чиркин. По данным Г. Воронцова-Вельяминова, в земской избе заседали шесть посадских людей, но, судя по количеству сотен в Пскове, представителей посажан в Пскове должно было быть десять. М.Н.Тихомиров писал, что «устройство восставшего Пскова поражает своим сходством с более ранним временем эпохи псковской самостоятельности». Он же провел сопоставление мирского схода с вечевым собранием, всегородной избы с «господой», а всегородных старост — с псковскими посадниками. Это, безусловно, весьма произвольное сравнение. За прошедшие полтораста лет псковичи утратили традиции вечевого самоуправления — и по причине полной смены правящей элиты в XVI в., и из-за жесткого давления московской администрации. Ни в одном документе 1650г. республиканские институты власти не упоминались, а сами псковичи в челобитной называли себя холопами государя. Восстание 1650г., скорее, отождествлялось современниками с событиями Смуты начала XVIIв., и опочецкий казак Мокейко Юрьев в 1651 г. называл его «смутным мятежом» и «смутным временем».

«Смутный мятеж» усугубила и смена воеводской администрации: 25 марта вместо воеводы Собакина в Псков явился новый глава администрации князь Василий Петрович Львов. Смена воеводы дала псковичам легальную возможность арестовать Собакина, который стал своеобразным заложником, гарантировавшим неприкосновенность отправленных в Москву челобитчиков. Уже 28 марта в съезжей избе произошел конфликт нового воеводы с руководителями восстания, которые потребовали выдать им порох и свинец. Воевода отказался выполнить требование, сославшись на отсутствие угрозы из-за рубежа. Стрелец Коза заявил, что псковичи боятся «московского рубежа»: «с немцами нам войны нет, но нам те немцы, которые с Москвы будут по наши головы». Передав под угрозой расправы ключи от городских ворот старостам, воевода фактически перестал влиять на положение в городе. 30 марта в Псков прибыл для расследования причин бунта окольничий князь Ф.Ф.Волконский. Он остановился на дворе гостя Емельянова, и это обстоятельство стало решающим доводом для обвинения его в измене. Волконский был схвачен в Троицком соборе и жестоко избит по дороге на площадь. Изъятый у государева посланника наказ стали читать вслух и, дойдя до фразы о казни «воров и заводчиков», прервали чтение из-за того, что толпа горожан и стрельцов попыталась схватить Волконского. Посланника ударили топором, арестовали и подвергли допросу.

В Москве долго не могли прийти к определенному мнению о способах борьбы с мятежом. Видимо, Боярская дума сочла необходимым подавить мятеж военной силой, и для подавления восстания на Северо-Запад был отправлен отряд воеводы Ивана Никитича Хованского. Новгородский митрополит Никон, при активном содействии которого подавили мятеж в Новгороде, полагал, что правительство не должно стремиться к безусловному подавлению восстания и требовать выдачи руководителей. Еще в начале мая Никон прислал в Псков своего стряпчего Богдана Сназина с предложением «принести свои вины государю». В дальнейшем Никон выступал за полное прощение не только рядовых псковичей, но и руководителей восстания.

12 мая псковские челобитчики излагали содержание Большой челобитной перед царем и Боярской думой. Помещик Г.Воронцов-Вельяминов, представлявший псковских дворян, заявил что они «к челобитной руки приложили в неволю, потому что мирские люди захватили их врознь, поневелику». Воронцов же назвал имена «пущих воров заводчиков»: площадного подьячего Томилко Слепого, семерых стрельцов во главе с Прошкой Козой, трех посадских людей, двух священников, новых всенародных старост Гаврилу Демидова и Михаила Мошницына, трех стрелецких пятидесятников, двух казаков, священника Георгиевской церкви с Болота Якова. Большинство же посадских людей, заседавших в земской избе, по словам Воронцова, «к воровству не пристают, сидят молча». Общение с представителями верховной власти оказалось большим искушением, и четверо из восьми челобитчиков во главе с Воронцовым перешли на сторону правительства.

В апреле воевода Хованский подавил восстание в Новгороде, и 28 мая его отряд численностью 2700 человек подошел к Пскову. Понимая невозможность вести правильную осаду города столь малыми силами, Хованский поспешил занять ключевые пункты на путях к Пскову. К востоку от города в Никольском Любятовском монастыре воевода оставил 700 человек, а в Снетогорском монастыре он встал сам с отрядом в 2 тыс. человек. Между погостом Любятово и Снятной горой Хованский поставил деревянный острог, второй острог поставили на левом берегу Великой против Снетогорского монастыря. Псков оказался в затруднительной ситуации. С одной стороны, было очевидно, что правительственные войска не в состоянии не только взять Псков штурмом, но и нанести ему сколько-нибудь существенный вред. В городе складывалось мнение о необходимости держаться до конца: «Хотя бы и большая сила ко Пскову пришла, так не сдадимся: города вскоре не разобьют и не возьмут, а нам в городе есть с чем сидеть, хлеба и запасов будет лет на десять». Тем не менее руководители восстания осознавали, что без помощи извне удержаться будет трудно. Связи правящей элиты с Швецией подталкивали горожан к завязыванию отношений с Польшей, и уже в июне псковичи говорили посланному от Хованского дворянину Бестужеву: «У вас немцы, а нам псковичам, если какая немера будет, то у нас будут поляки для выручки». Псковичи составили грамоту к польскому королю с просьбой о помощи, но она вызвала протест посадской общины и так и не была отправлена.

Действия восставших становились нелогичными и немотивированными. С одной стороны, продолжались бессмысленные в своей жестокости эксцессы. Присланных в Псков двенадцать дворян во главе с Саввой Бестужевым подвергли допросу во всегородной избе и ограбили. Бестужева казнили, девять человек из его делегации посадили в тюрьму, а двоих отпустили к Хованскому. С другой стороны, псковичи не оставляли мысли о примирении с Москвой при условии выполнения их требований. Военные действия под Псковом принимали между тем все более широкие масштабы. 18 июня отряд, состоявший из стрельцов и служилых людей, попы­ тался уничтожить один их острожков Хованского, но потерпел поражение и отступил к городу под защиту артиллерии. Первые неудачи псковичей озлобили руководство восставших. Гавриле Демидову допрошенные Кузьмины приписывали следующие слова, обращенные к служилым людям: «увидим, как станете битца, а только станете битца худо, и всех де побьем до смерти».

Усмирение «смуты»

...........

После еще одного неудачного сражения 12 июля обстановка в Пскове стала обостряться. Для большинства посадских людей и многих стрельцов становилась очевидным безвыходность положения.

.......

В начале августа Гаврилу Демидова и Михаила Мошницына сместили с постов всегородных старост и к власти в городе пришли умеренные слои населения, представленные новыми старостами — Михаилом Русиновым, Анкидином Гдовленином, Львом Бочаром и Федором Сапожником.

Между тем положение города стало критическим. В своей отписке от 19 августа Хованский докладывал об установлении полной блокады Пскова. 15 августа он получил долгожданное подкрепление — 1300 солдат заонежских погостов во главе со Степаном Елагиным и полковником М.Кормихелем. В течение четырех дней были перекрыты все дороги из города, и, как писал Хованский, «учинилась Пскову крепкая осада и большая теснота, не токмо что скотины какой выгнать из города, никакому человеку никоторыми обычаи вытти из города было немочно...». 17 августа в Псков прибыло посольство Земского собора во главе с архиепископом Рафаилом, и военные действия прекратились. Посольство встречали выборные люди и псковский епископ Макарий у Петровских ворот с чудотворной иконой Богородицы Печерского монастыря. 17—19 августа между делегацией и псковичами шли переговоры о будущем крестном целовании, сопровождаемые торжественной службой в Троицком соборе, чтением вслух царской грамоты с соборной паперти. Беспокойство горожан вызывали два обстоятельства. Во-первых, в царской грамоте было написано, что псковичи просили военной помощи у польского короля и писали к нему «лист». Горожане вначале категорически требовали исключить этот пункт из текста крестоцеловальной записи, и лишь 19 августа согласились оставить «изменную статью о королевском листу», но сделать приписку, что «де та статья взведена на них ложно». Во-вторых, псковичи требовали отвести от города войска Хованского и лишь после клятвенного обещания Рафаила и выборных сделать это после крестоцелования согласились переприсягать.

Присяга, сопровождавшаяся крестоцелованием в Троицком соборе, проходила 20—24 августа. 20 августа целовали крест выборные люди из Земской избы, казаки, пушкари, подьячие. 21 августа приносили присягу стрельцы и выборные посадские люди из псковских сотен, которые, по выражению Рафаила, «государева указу и нас слушают, чтоб мятеж утолить». Впрочем, «слушали» царскую волю не все: некий поп Евсей призывал «креста не целовать», однако голоса оппозиционеров уже не были слышны. Только после этого к крестоцелованию пошли рядовые горожане. До 24 августа присягнули на верность государю более 3 тыс. человек — главным образом главы семей. В тот же день, 24 августа, Хованский снял осаду и начал отвод войск к Новгороду. Ключевую роль в усмирении Смуты сыграл Рафаил, который сформировал делегацию челобитчиков из посадских людей и служилых людей по прибору. Помимо нового всегородного старосты Анкидина Гдовленина в состав делегации вошел один из городских «старейшин» — Иван Шамра, впервые упомянутый в материалах обыска 1617 г. и выполнявший обязанности всегородного старосты еще в 1628 г.

Таким образом, восстание было прекращено путем достижения компромисса и полного прощения вины мятежников. Трудно сказать, предприняло бы правительство арест руководителей восстания осенью 1650г., если бы они не принялись за старое. В докладной выписке 1653г. содержится рассказ об антиправительственной агитации, которую вели прежние руководители восстания осенью 1650г. «После крестного целованья прежние воры и заводчики псковские стрельцы Прошка Коза, Иевко Копыто, Микитка Сорокоум, Ивашка Клобучков с товарыщи завели прежней свой воровской завод и злой умысел: стали ходить в городе и по улицам днем и по ночам скопом и заговором с ружьем и говорили всякие смутные прежние свои воровские слова, и пскович всяких чинов людей учали наговаривать на всякие злые дела и на прежней воровской завод, чтоб мятеж завесть и кровопролитье по-прежнему, и хотели бить в сполошной колокол и городе учинить смуту, и стрельцы всех приказов тех воров поймав привели в Съезжую избу». Всего в ноябре 1650г. было арестовано 8 человек: Гаврила Демидов, Томила Слепой, Прокофий Коза, Иев Копыто, Никита Сорокоум, Иван Клобучков, Борис Шапошник, Офрем Артемьев Семяков. Арестованных руководителей восстания заключили под стражу в тюрьме Новгорода, а их семьи определили на постой на дворах новгородского посада.

* * *

Восстание 1650 г. в Пскове было одним из наиболее острых проявлений социальных конфликтов в России XVII в. Возникшее в значительной степени под влиянием конъюнктурных обстоятельств, связанных с экстраординарной закупкой зерна, движение в Пскове к апрелю 1650 г. переросло стадию бунта и приняло организованные формы. В ходе вооруженного противостояния с правительственной армией вожди восстания осуществили казни дворян, заподозренных в предательстве, произвели временную конфискацию лошадей для вылазок и частичную конфискацию зерна. Само восстание в большей мере было противостоянием провинции и столицы, где характер претензий определялся степенью насилия, применяемого центром для достижения своих целей. Все сказанное выше позволяет сделать предположение о непосредственной преемственности восстания 1650г. и Смуты начала XVIIв. Ведущая роль стрельцов в городском движении, участие в борьбе с правительственными войсками дворян, попытки связаться с правящими кругами Польско-литовского государства явно возвращают нас к началу XVII столетия, где и нужно искать истоки бунта.

 
наверх