Книга "Солдаты Победы"




Азбука права

Правовой календарь
Консультация юриста
Книги и журналы по праву
Социально значимые законы



Книги-юбиляры - 2017



Виртуальные выставки



Мир чтения

"Большая книга"
"Книга года"
"Национальный бестселлер"
"Русский Букер"
Нобелевская премия по литературе
Букеровская премия



Краеведение для детей

Познай свой край родной

Сайт находится в Белом списке «Позитивного контента»

Сайт является финалистом конкурса «Позитивный контент» - 2014









Мы в сообществах




Архив новостей


Старая версия сайта






Баннеры

Псковская область. Информационно-аналитический портал

Псковская лента новостей

Официальный интернет-портал правовой информации

Официальный сайт города Пскова и Псковской городской Думы

Официальный сайт Администрации г. Пскова

Историко-культурное наследие. Официальный сайт Псковской области

Национальный информационно-библиотечный центр ЛИБНЕТ

Российская библиотечная ассоциация

Поиск в электронном каталоге СИГЛА

Юридические услуги. Традиционно надежно

Сводный каталог библиотек России в свободном доступе - навигатор библиотечных ресурсов




СТИХИ О ПСКОВЕ


Фото Бабкина Александра

Александр Гусев
Вещий колокол


Пожелай ты мне молча удачи,-
За рекою скрестились мечи.
Опечаленный колокол плачет
В растревоженной, душной ночи.

Ах, зачем он? Не надо, не надо!
Вещий колокол плачет навзрыд.
И луна, как святая лампада
Перед грешной иконой, горит.

Грешный мир! За туманной Псковою
Очумелые кони храпят,
И над красной, горячею травою –
Чей-то болью измученный взгляд.

Пожелай мне удачи – навеки!
Молча в очи мои погляди
И мои воспаленные веки
Поцелуем своим остуди.

Мне пора! За рекою зарницы
И мечей исступлений ряды!..
Бьётся колокол бронзовой птицей
В черной клетке железной беды!


Фото Никитина Михаила

Да зачем он?! Не надо, не надо…
Горький дым над горящей рекой
Закрывает ночную лампаду…
Вещий колокол. Вечный покой

Александр Гусев
Довмонтов меч


Близ границы не строй светлицы,-
Близ границы разор и плен…
Стрельниц каменных вереницы
Вдоль суровых и строгих стен.

Близ границы светлица – чудо.
Неподкупен ничем набат.
Грозен гнев вечевого гуда.
Острый меч – мне отец и брат.

Нерушимо русское слово.
И пощады враг не проси:
Меч мой княжеский – святыня Пскова,
Псков – святыня самой Руси.

Александр Гусев
При свете памяти


Фото Безъязычного Юрия

«И простоит вовеки Псков Великий…» Л. А. Мей

Все было – и пытка, и плаха –
За долгую тысячу лет.
Ах, горлица-родина, птаха,
Святой мой немеркнущий свет.

Мне вечно стоять на границе
Добра и треклятого зла.
В моей негасимой светлице
Живой огонёк – не зола.

Не властны ни стрелы, ни пули,
Бессильна любая беда,
Пока надо мной
В карауле
Горит, не сгорает звезда.


Фото Макарова Олега

Александр Гусев
Пушкин в Пскове

Дорожная крылатка за плечами –
Лети, провинциальный мой Пегас!
Не псковский чин Борис фон Адеркас –
Другой Борис мне чудится ночами.

Зовет к себе державными речами.
И вдруг его полубезумных глаз,
Безмолствуя, толпа несется в пляс –
Народ безмолствует пред палачами.

А вот и стены псковские видны,
Хранители заветной старины
Потомкам недалеким в назиданье.

Я все скажу, что будет, не тая…
«Еще одно, последнее сказанье –
И летопись окончена моя».

Александр Гусев
***


Фото Безъязычного Юрия

Угасли струны вещего Бояна.
Опальный Псков, чего еще ты ждешь?
Юродивый (ничтожнейшая вошь!) –
Один – предстал пред очи Иоанна.

Николка Саллос, дурень, обезьяна,
Блаженный брат мой, ну куда ты прёшь?
Как мог сказать ты государю: «Пьешь
Кровь человеческую…»? Без обмана

Сказать… Но, Боже, страх-то, он велик!
Как повернулся слабый твой язык
Хотя бы даже во спасенье Пскова?...

- Мы мнению народному верны…-
«Так вот оно – проклятье Годунова,
И вот чем вечно Пушкины сильны».

Александр Гусев
Двое

Кость от кости –
Рядом, семь веков, -
На погосте;
Славен город Псков.

Серьги, гривны,
Легкая деньга.
Были дивны
Зубы-жемчуга.

На шеломе
Золота обвод.
Как в истоме,
Шеи разворот;

Чуть прогнулось
Лезвие клинка;
Дотянулась
До руки рука.

Отстранились
Беды от сердец…
Раскатились
Обручи колец.


Фото Никитина Михаила

Станислав Золотцев
Гимн города Пскова

Там, где к Великой мчится Пскова,
Там, где Россия в людях жива,
Встал наш любимый город седой,
Вечно хранимый Ольгой Святой.

Блещет барс над каждой башней.
Блещет золото крестов.
Вечно славься, Псков вчерашний!
Вечно здравствуй, новый Псков!

Звон колокольный в небо плывёт.
Город наш вольный гордо живёт.
Годы лихие сгинут, как дым.
Славу России мы возродим.

Не опрокинет временем гром
Нашу твердыню – каменный Кром.
Вскормлен и вспоен силой земной
Пахарь и воин, Псков наш родной.

Блещет барс над каждой башней.
Блещет золото крестов.
Вечно славься, Псков вчерашний!
Вечно здравствуй, новый Псков!

Станислав Золотцев
Родина


Фото Никитина Михаила

Невероятной синевы
река.
Плывут над берегом Псковы
века.
И отражается в воде
собор.
И становлюсь я, как нигде,
собой.

Станислав Золотцев
Господин Великий Псков


Фото Никитина Михаила

Названья русских городов и сёл:
Ростов Великий, Новгород великий,
Великий Устюг и великий Дол,
Великих наших Лук родные лики…

Недаром же такие имена
родным давали гнёздам россияне –
чтоб города величием сияли,
чтоб даже сёла слышала страна.

А город Псков издревле слишком скромен:
Великой в нем зовется лишь река,
хотя в земных трудах и ратном громе
он величаво прожил все века.

Под колокольный звон многоязыкий
пахал и строил, пел и воевал
с великою душою – но великим
наш город сам себя не называл.

Не покоряясь лихолетьям чёрным,
он возрождался, светел и красив.
во все века он был столпом опорным
нетленного величия Руси.

И навсегда стяжали славу Пскову
его соборы, плуги и мечи.
Но все ж великим города родного
ещё не называли псковичи.


Фото Никитина Михаила

И потому сегодня мы вправе
в меже тысячелетий и веков
сказать, перед Россией не лукавя:
наш город – ГОСПОДИН ВЕЛИКИЙ ПСКОВ!!!

Станислав Золотцев ***

Я вижу город.
Кругом – боры.
Заборы пригорода стары.
А в самом центре
взметнулись церкви
кубами белыми на бугры.


Фото Макарова Олега

Речушку примет в себя река,
и наслоеньями плитняка
над ней протянется хмурый берег,
как будто летописи строка.

И расколышется  тишина.
И мне послышится, как стена
седая, крепкая, крепостная,
булатным звоном оглашена.

Тогда я прадедам улыбнусь,
Поведав радость свою и грусть,
И двери правнуку в дом открою,
и сам в грядущую выйду Русь.

Я путь веду от лесных колей,
быть может, в высь неземных морей.
Но в этом городе – главы храмов
как главы жизни встают моей…

Изборск. Вид на Труворово городище.

Станислав Золотцев
23 июля

Прекрасен Псков, когда вишнёвый цвет
летит пургой на звонкие скворешни,
и над Псковой играет воздух вешний.
А над Гремячей бьётся майский гром,
и даже Кром, суровый только внешне,
лучится тёплым светом и добром…

Прекрасен Плесков-град, когда банрянцем
и медью осень веет на него,
когда кружится в разноцветном танце
лесов и нив окрестных волшебство,
а горожане – кто в садах, кто в поле,
по вольной воле или по неволе,
крепя с землёй старинное родство…


Фото Никитина Михаила

Прекрасен град Святой Княгини Ольги,
когда синеволосая зима
в нём воцарится радостно и вольно,
дома преображая в терема.
И город весь – в серебряной чеканке.
А с берегов на лёд слетают санки.
И всюду – детский смех и кутерьма…

Прекрасен Псков в любое время года
и в день любой, но более всего –
когда он отмечает День Свободы
от ворогов, тиранивших его.
И, празднуя своё освобожденье,
клянёмся предкам, что порабощенья
терпеть не будем мы ни от кого!..

Станислав Золотцев
***

На хмурых башнях Пскова
стоят шатрами кровли.
(Над каждой – барс железный,
знамённый символ наш).
Но гвозди или скобы
здесь были бесполезны –
умельцем восстановлен
старинный способ – «в ряж»:

друг с другом доски сшиты,
как перья в крыльях птицы –
ступенчатым узором.
В их плоти – ни гвоздя.
Меж ними не увидишь
и малого зазора.
В шатер не просочится
и капелька дождя.

…Взгляни, создатель блочных
домов, стихов и песен,
на эти оперенья
смолёных наших крыш.
С такой же мерой точной,
с таким же озареньем
хоть что-нибудь живое
ты разве сотворишь?!

Химическою кровью
порождена нелепость,
что небо – это кровля
машин, а не людей.
…Я сердцем слышу эпос.
Я сердцем вижу крепость,
скреплённую любовью,

и - никаких гвоздей.

Станислав Золотцев
***

Белокаменным витязем дремлет
утопающий в сумерках Псков.
И плывёт из глуби его древней
вольный голос минувших веков.
Но его только сердцем возможно
услыхать, этот клич вечевой,
и понять, что гласит он тревожно
над Великой и над Псковой.

Ярой медью взрывая потёмки,
льётся чести и совести зов.
Это предки взывают к потомкам,
пробуждая сегодняшний Псков.
Пробивая веков расстоянья,
дышит слово их гневом святым:


Фото Никитина Михаила

«Что же сделали вы, россияне,
с неразменным наследьем своим!
Опились вы бесовского зелья
и дозволили своре волков
растащить необъятную землю
на десятки кровавых кусков.

Вольный Псков! Ты для Третьего Рима
стал духовным отцом в старину.
Что же смотришь ты невозмутимо
на лежащую в прахе страну?

Ведь уже чужеземцы – соседи
на поля твои зарятся вновь.
Что ж набатной не полнится медью
в псковских гражданах древняя кровь?

Неужели плевать вам, что славу
прошлых лет продают по частям,
а хозяева нашей державы
лижут пятки заморским гостям?..»

… Так, пронзая веков расстоянья,
кличут предки нас в Смутной ночи.
… Что же сделали мы, россияне?

Что мы скажем в ответ, псковичи?


Фото Безъязычного Юрия

Станислав Золотцев
Землякам

Только с вами, только вместе с вами,
Люди псковской светлой стороны,
Я могу беззлобными глазами
Видеть дни, что злобой пронзены.
Выстоять в кромешной нашей драме,
Не пропасть в безумном бытии
Можно только с вами, вместе с вами,
Дорогие земляки мои!

С детства знаю, что пскович – не ангел,
Каменист бывает он и хмур.
Только ни на Кубе, ни на Ганге
Не встречал я солнечней натур.
Я людей чуднее и упрямей
Не встречал ни в джунглях, ни в Твери.
Я собой останусь только с вами,
Братья и сестрички – скобари!


Фото Никитина Михаила

Если что-то доброе я создал –
Это потому, что с юных пор
Жизнь сверял не по столичным звёздам,
А по звонам Пскова и Печор.
Этот зов не вымер и не замер,
В нём звенят грядущего ключи…
Потому и жив я только с вами –
Навсегда, родные псковичи!

Станислав Золотцев
Псковщина

Сколько новых слов к тебе ни кликаю,
а душа всё прежними жива:
вольный витязь Псков, река Великая,
быстрая, плескучая Пскова…

Каждый раз, когда в судьбе морозило,
грел её родных имён огонь:
древний град  Изборск, Чудское озеро,
крепость Порхов и река Шелонь…

Хоть корми меня на чистом золоте –
снова уведёт дорожный дым
к ситцевым полям над синью Сороти,
к трём горам, единственно Святым…


Фото Никитина Михаила

Елена Родченкова
***

Не городская я скобарка,
Но мне понятен этот город –
Холодный, северный, тяжелый,
Которому меня не жалко.

В тисках гранитных суть меняя,
Кричать от боли бесполезно,
Ведь у него душа больная
Жестокой жестокостью железной.

Но, может быть, моя усталость,
Мое терпенье на пределе –
Есть то, что вовремя вмешалось,
Чтоб та душа осталась в теле?

Реки Великой дар возмездный –
Родник из сердцевины тайный
На миг проникнет в мир железный,
И в нем откроет мир хрустальный.


Фото Никитина Михаила

Елена Родченкова
***

… Я в поезде так сладко сплю.
Хоть и недолго спать до Пскова.
Я еду в Псков.
Колеса снова
Стучат: люб-лю, люб-лю, люб-лю…
Ох, жадная я до любви!
Все звуки мира – слово это.
И вот не спится до рассвета,
До псковитяночки-зари.
Шепчу: люб-лю, люб-лю, люб-лю.
Пусть Питер не простит побега.
Я жадная до счастья!
Мне бы
На псковщине –
Краюху хлеба,
Глоток воды,
Полцарства неба
И в этом царствии – зарю!


Фото Бабкина Александра

Александр Яхонтов
***

Меч тяжелый Гавриила,
Пятиглавый наш собор,
Князя Довмонта могила,
Запах древности, простор;
Чудотворные иконы,
Стены старого Кремля,
Башня, славная в дни оны
Чудной силой обороны
От Батура-короля;
Монастырь, что на Мирожке,
Обмелевшая Пскова,
………………………………..
………………………………..
Всюду - старые заплаты,
След – кой-где – былых веков,
Да Поганкины палаты –
Вот он – добрый старый Псков!..


Фото Никитина Михаила

Михаил Розенгей
Гремячая башня

Во Пскове, над старой стеной городской,
Гремячая башня стоит,
Под башнею этой есть склеп потайной,
В том склепе девица лежит.

Лежит она в гробе, девица-княжна,
И свечи вокруг гроба горят,
Лежит она, словно к венцу убрана
В богатый невесты наряд.

И много в том склепе богатой казны
И с золотом бочки кругом –
Девичье приданое бедной княжны
Неместное собрано в нем.

Не мертвая девица в гробе лежит –
Во сне непробудном она, -
И время бесследно над нею летит,
Над нею и смерть не властна.

И спать непробудно назначено ей,
Пока не найдет жениха,
Чтоб сердцем не ведал соблазна страстей
И тело соблюл от греха.


Фото Никитина Михаила

Екатерина Остен – Сакен
Туда

Ты знаешь край, наш край благословенный,
Где дух угас промчавшихся веков,
Где мирно спит, в былые дни надменный,
Наш богатырь – могучий, древний Псков,
Где уцелел поросший земляникой
Отвесный вал над самою Великой.

Светла, легка, немолчно говорлива,
Дробясь в песке серебряной волной,
Река бежит, красавица, игриво,
Ласкает вал ограды крепостной,
А стен немых обломки, прах былого,
Глядятся вглубь так гордо и сурово.

Стена молчит, реке она внимает,
Под плеск волны дремучий грезит бор,
И льется быль… русалка вспоминает
Богатыря, его орлиный взор;
Душа полна любви и утомленья,
В ней Русь царит, как дух, как приведенье…

Туда, туда, на пустоши родные,
Где жизнь текла отрадным детским сном,
Туда, туда деревья вековые
Меня зовут… в бессилии своем
К тебе, о, глушь, я руки простираю,
На зов любви любовью отвечаю.

Ты знаешь край, где темные узоры
Густых лесов заткали кругозор,
Где Пушкин спит… Над ним Святые Горы,
Мечту певца лелея с ранних пор.
Хранят и прах его, и дух его священный,-
Залог любви и песни вдохновенной.

Борис Семенов
Псков

С высоких круч забытые века
Глядятся разоренными кремлями
В речной залив, и башенными снами
Утомлена, задумалась река.


Фото Никитина Михаила

На ясный запад жаркие кресты
Возносят светлые, как облака, соборы;
И щурится в садах вечерний город.
Благовестит заречный монастырь.

О, свете тихий, юность отцвела,
Зреют дни, чтобы пройти. Не так ли
Спадают в воду розовые капли
С задумчивого, легкого весла.

Саша Черный
Псков


Фото Никитина Михаила

Над ширью величавых вод
Вдали встает копна собора.
Гудит далекий пароход…
А здесь за мшистой тьмой забора
Желтеют кисти барбариса,
Над грядкой жимолость цветет…
В саду распелась Василиса.
Искрясь, Великая плывет.
Вдали, весь беленький, у мыса
Молчит игрушка-монастырь,-
Синеют главы на лазури.
Река, полна весенней дури,
Бормочет радостный псалтырь.
Налево мост ползет телега с кладью:
Конь – карлик, ломовой – пигмей…
У богадельни старички
На солнце мирно греют кости,
Низы домишек у реки
Все в грязных брызгах, как в коросте.
На кладках писарь и портниха
Воркуют нежно у ворот.
Шипит крапива: тихо-тихо…
К воде идет гусиный взвод.

В оформлении страницы использованы работы группы псковских фотографов

Комментарии на Форуме

 
наверх