Инсталляция «Колонна позора»
Ариела Соуле и Саймона Топаровского

19 декабря в галерее "Дом на Набережной" состоялось открытие выставки "Колонна Позора" (Италия — Аргентина — США)

Художественная инсталляция «Колонна позора» отсылает зрителя к событиям, которые произошли в итальянском городе Милане в семнадцатом веке, во время эпидемии чумы, когда невинные люди были ошибочно обвинены в распространении недуга и  казнены.

Инсталляции Соуле и Топаровского используют чуму как аллегорию варварству и предубеждению, которые приводят людей к неоправданной жестокости.
Авторы с легкостью сочетают два художественных языка: скульптуры и живописи. «Колонна позора» представляет собой инсталляцию скульптур, металлических структур, найденных объектов и живописных деревянных панелей, на которых укреплены написанные маслом на холсте картины.

Созданные в соответствии с общей концепцией, они дополняют друг друга, становятся единым целым, таким образом один вид техники пытается соотнестись с другим и участвует в определении сути и формы единого воплощения идеи. Заданная идея реализуется через объемные пространственные объекты. Созданные Ариелом Соуле и Саймоном Топаровским инсталляции представляют собой необычные соединения живописи и скульптуры, которые с их подачи становятся единым целым. Благодаря художникам, вполне уместно рядом смотрятся и бесформенные фигуры, в которых предстает образ всего человечества; и рентгеновские снимки, заставляющие заглянуть в саму суть жизни; и неизвестно откуда взявшиеся полчища выполненных в бронзе и воске крыс, являющихся квинтэссенцией самых негативных проявлений человеческого бытия.

Об авторах

Саймон Топаровский

Саймон Топаровский родился в Филадельфии в 1951 году. После окончания Калифорнийского колледжа искусств и ремесел и Колледжа искусств и гуманитарных наук Калифорнийского университета в Беркли Саймон получил свою первую награду за создание книги «Кодекс Тикаля», получившей титул «первая книга как произведение искусства для постоянной коллекции».
Работая в Лос-Анджелесе с 1981 года, Топаровский сосредоточился на нарративной скульптуре. Его работы выставлялись на международных выставках и находятся в коллекциях Музея современного искусства и Метрополитен-музея в Нью-Йорке, Центра Гетти и Музея современного искусства в Лос-Анджелесе, а также во многих частных коллекциях. Среди его наград семь грантов от Национального благотворительного фонда искусств.
Топаровский живет и работает в Лос-Анджелесе и Милане с 2000 года. В 2002 году началось его многолетнее сотрудничество с итальянским художником Ариелом Соулé.

Ариел Соулé

Ариел Соулé родился в Буэнос-Айресе. С детства он учился в художественной школе, основанной его отцом. В 1967 году Соулé переехал в Барселону и учился в Художественной школе Массана, а с 1970-х годов он продолжил обучение в Академии изящных искусств Брера в Милане.
В 1989 году Соулé получил заказ на выставку своих произведений в самой длинной художественной галерее мира – в римском метро. В рамках проекта он создал работы для 42 подземных станций. За этим последовали приглашения в другие общественные организации и музеи. С 1990 года по 1992-й Соулé жил и работал в Нью-Йорке. Он был приглашен куратором Ренато Барилли для организации персональной выставки «Парадигма» в Алмазном дворце в Ферраре; Музей современного искусства в Галларате устроил ретроспективную выставку художника. В 1995 году Соуле выставляет свою инсталляцию «Отражения в Милане» на Соборной площади. В следующем году он открывает еще одну персональную выставку «Лабиринты» в Музее современного искусства в Сполето.
Совместно Саймон Топаровский и Ариел Соулé разработали проект «Хиазм», в котором живопись и скульптура неким параллельным образом объединены в одно произведение искусства. Вскоре после этого Соулé и Топаровский начали работу над серией инсталляций для общественных мест и музеев, а именно: «Американская конституция» в Милане, «Совершенное падение Эвиты» в Палаццо Коммунале в Тельо, Ломбардия, «Невыразимое» в секуляризированной готической церкви в старом центре Неаполя, Combos и Tabulae в частных галереях.
Следующий совместный проект Топаровского и Соулé «Пантеон. Забытым Богам» запланирован на лето 2013 года одновременно в двух галереях Фонда Какояниса и Фонда Теохаракис в Афинах.

Инсталляция состоит из четырёх отдельных секций.


Колонна

Инсталяция представляет собой конструкцию, сохраняющую по форме вертикальность строения памятника La ColonnaInfame. «Колонна» формулирует главную идею четырех секций инсталляции, переводя смысл оригинальной колонны на художественный язык. Посредством поэтической символики представленных в секции «Колонны» образов художники затрагивают моральные вопросы преступления и наказания и возврата к гуманистическим принципам. Тонкая золотая рука висит над стоящей в рост скульптурой человека. Большой и указательный пальцы руки сложены в ритуальном жесте Витаркамудра, который в Буддизме и Индуизме означает интеллектуальную дискуссию. Поверхность скульптуры своей текстурой напоминает кору дерева и она полая внутри. Ее ноги утопают в груде камней, как на месте археологических раскопок. Скульптура имеет вид церемониального предмета, связанного с древней и священной землей. Она представляет собой оболочку человека, выполненную в классической традиции. Своей формой она олицетворяет красоту человечества. У нее нет головы и нет рук – она вне мысли и вне действия. Она установлена на переднем плане перед картиной, укрепленной на деревянной панели и расписанной в темных тонах. Фигуры на картине, выстроенные в фрагментарную и сложную сюжетно-тематическую композицию, изображают наговор, невежество и фанатизм. Секция «Колонна» предвосхищает всю историю инсталляции, в которой осужденные и судьи меняются ролями и где, в контрасте между живописным и скульптурным воплощением идеи, восстанавливается достоинство человека, тогда, как казалось, оно уже навсегда потеряно.


«Наказание»

Следующая секция под названием “Il Castigo” («Наказание») представляет собой театрально инсценированную интерпретацию еще одного жестокого приема возмездия, известного в средние века. Для того чтобы лишить казненного прощения и обрядового перехода в иной мир, палачи отрубали ему правую руку и помещали тело на колесо, чтобы вконец искалечить.Свидетельством этих темных страниц мировой истории служит надпись на постаменте Колонны Позора, которая гласит: «После того как их правые руки были отняты, подвергнувшиеся пыткам были привязяны к колесам повозки, которую часами возили по городу, ломая им кости». Отчлененные руки жертв, висящие в инсталляции, отлиты из бронзы и исполнены грации – руки прозревших, как нам бы хотелось верить, принявших все и уходящих с миром, унося с собой жест Будды.Колесо пыток в инсталляции представляет собой поставленную вертикально конструкцию, открытую зрителю с обеих сторон. Завернутая в саван фигура сдвинута в сторону и занимает половину колеса – белая как мел, похожая на привидение, с изящными очертаниями головы и тела – безжизненная. В другой половине укреплены картины по одной с каждой стороны, на которых изображена та же самая фигура. Она не материальна, у нее нет физической массы. Но в картине есть просвет – голубой цвет неба в правой верхней части как выход в запредельное – трансценденция. Бесплотный образ Святого Себастьяна, Отец Богиня, выход смертного тела по следу, оставленному позади, по дорожной колее, – как на пути к успокоению, как способ возвращения видения. Колесо кое-как балансируется камнем. Плоскую, завернутую в ткань фигуру несут крысиные лапы и тянет за собой сломанная благородная лошадь/собака на эккиклеме, сцене на колесах из древнегреческих пьес. Колесо в движении.Ступни Сирены с золотыми когтями и шпорами как великолепная угроза на пути предшествуют золотому позвоночнику, совершенному по своему строению и неповрежденному. Голова Христа – само страдание, само прощение – сострадание, несущее надежду миру.В различных интерпретациях исторических фактов Соулé и Топаровский усматривают некие утопические характеристики механизма значения и возможность создания новых лингвистических структур, объединяя в трактовке темы изобразительные средства скульптуры и живописи в поисках стилистических и психологических результатов. После разработки концепта и производства компонентов, после того как все готово для инсталляции, по словам художников, наступает момент, когда в одно мгновение в тишине пустого зала работа начинает говорить, рассказывая о том, чего нельзя увидеть, а можно только вообразить. Это истории о волшебной интимности восприятия, когда становится неважно, что мы есть, важно только то, как мы стали тем, что мы есть.


«Пытка»

В третьей секции выставки, “La Tortura” («Пытка»), напряженное ожидание; в подвешенных скульптурах чувствуется страдание и безмолвие ухода в себя. В этой части инсталляции представлены различные стадии духовной трансформации. Две отлитые в бронзе фигуры подвешены и кажутся невесомыми, оставив позади боль и разрушение физического тела для того, чтобы избежать духовной гибели. Живописные фигуры своей темной палитрой создают контраст и проецируют эмоциональное напряжение описываемых в инсталляции событий, возвращая зрителя на энергетический план зла.

Рентгеновские снимки ступней, подвешенные к искалеченному торсу с помощью скрученной металлической проволоки, показывают совершенство их строения. Визуально рентгеновские снимки, серебристо-белые и черные на прозрачной ацетатной пленке, создают контраст материала суперсовременных и эфемерных снимков с тяжестью бронзы и трехтысячелетней традицией ее использования для процесса отливки. Фигура подвешена и расколота, обнажая великолепной формы позвоночник.

Посадка головы передает утонченность, равновесие и достоинство, свидетельствуя о несгибаемости духа перед лицом пытки, о трансформации и духовном возрождении. Выйдя за пределы физического тела, жертва уже вне страдания, что позволяет нам, зрителям, устраниться от того, что могло бы оказаться вызывающим вину кровавым зрелищем.

Интересно отметить, что в скульптурных фигурах и в линиях написанных фигур отсутствует различие полов. Разум человека уже освободился от половой классификации своего «я» и рассуждений, связанных с материальной рациональностью в этой последней стадии своего земного существования, и теперь может обратиться к духовности. Более того, выражение лиц отлитых из бронзы подвешенных голов в скульптурном ансамбле «Рук Позвоночника» в секции “La Tortura” напоминает анонимность классических греческих масок. Эти маленького размера женские головы с лицами, застывшими в безумном крике, поддерживаются на весу крошечными ручками совершенной формы (пальцы опять сложены в Витаркамудра жесте.) Головы помещены очень близко от происходящего и вынуждены быть свидетелями. Летящая фигура подвешена над металлическими шипами и прорастает фиговыми ветками. Ее ботаническое сердце разрывается, давая жизнь плодам – перерождение, реинкарнация.

Есть и другие свидетели происходящего, их головы лежат на земле. Они олицетворяют собой толпу. Некоторые из них отвернулись в сторону, чтобы не видеть происходящего, другие, любопытные и фанатичные, взирают с любопытством в ожидании праведной мести. И только ростки новой жизни на месте этих человеческих развалин возвращают зрение, как зеленая трава они продолжают цикл обновления.


«Чума»

Во второй секции инсталляции, озаглавленной “La Peste” («Чума»), каталист событий этого визуального повествования представлен портретами двух жительниц Милана, ОттавииБони и Катерины Роса. Выглядывая из своих маленьких окон, они поражены страшным видением, созданным их собственным, охваченным паникой, воображением. Две картины, расположенные по обе стороны двух подвешенных панелей, передают метаморфозу в сознании протагонистов, раскрывая дуальность их личностей.

Паника, которой они охвачены, превращает их из добродетельных старушек, изображенных на одной стороне панелей, в невежественных вершительниц зла на другой. Их лжеобвинения предоставляют «козлов отпущения», на которых можно свалить вину за распространение эпидемии чумы. Материальная конструкция “La Peste” олицетворяет собой мир в миниатюре, в то время как расписанные и укрепленные на ней панели изображают городских жителей Милана. Мир переживает нашествие крыс, в инсталляции выполненных в воске и бронзе. Они надвигаются желтой массой, проходя через конструкцию и распространяя эпидемию чумы.

Несмотря на то, что желтый цвет (символ золота и бога света Аполлона) является наиболее отражающим цветом в спектре, он также самый требовательный и напряженный для глаз. Желтый цвет используется для предостережений, при повышенном уровне радиоактивности и карантине. Желтый цвет означает зависть, алчность, предательство, испанскую инквизицию – чуму. Желтая звезда стала символом преследования евреев во времена третьего Рейха. Желтый цвет крысиных фигур и использование желтого цвета в живописной части “La Peste” визуально усиливают ощущение тревоги – на одной стороне живописной панели представлены образы мирных жителей в состоянии паники и страха, вызванного приближением эпидемии, на другой – они изображены уже в осознании ее неизбежности.


Александр Донецкий. Аллегория города (Источник - Псковское агентство информации)

Алексей Семёнов. Мир во время чумы (Источник - Городская среда)


 
наверх