ПРЕЛЕСТЬ НЕОЖИДАННЫХ ПРОЧТЕНИЙ

Книга, о которой спорят - «Литературная матрица»

С книгой можно познакомиться в читальном зале Центральной городской библиотеки.
ул.Конная, д.6; тел. 57-11-73


Ну а в спорности учебника и есть та самая изюминка – есть повод поискать истину.

«Важно научить читать, а не проходить литературу. Проходить литературу нельзя, её проходит каждый сам внутри себя».

Андрей Битов

«Литературная матрица», как мне кажется, – замечательно просчитанный проект. Вовсе не авантюра, как его кто-то называет. Я могу сказать, что ни одна книга о литературе, изданная за последние двадцать лет, не вызывала такой реакции и такого обсуждения.

Так что выход этого двухтомника – событие важное, но неоднозначное.

Игорь Сухих

"Литературная матрица" – это уникальный проект как для российского школьного образования, так и для российского книгоиздания. Впервые история русской литературы написана не литературоведами, исследователями, учеными, а популярными писателями и поэтами.

http://www.nlr.ru/cms_nlr/vid_news_str.php?id=787

«Литературоведы пишут обычно довольно скучным языком, и школьный учебник, написанный специалистами, получается слишком строгим для подростков. Нам же хотелось сделать книжку, которая будет пристрастная, яркая и по языку, и по оценкам, чтобы школьники поняли, что русская литература - это не музей, а что-то живое и кровавое».

Вадим Левенталь, редактор издательства «Лимбус-пресс»,автор идеи альтернативного учебника. 

http://yarcenter.ru/index2.php?option=com_content&task=view&id=35043&pop=1&page=0&Itemid=86

«А мы предложили воспринимать классическую литературу не как музей из пыли и бронзы, а как некий живой процесс».

«Это очень богатая идея, чтобы современные российские писатели - не детективщики, не сочинители любовных романов, а те, кто входит в шорт- и лонг-листы серьезных литературных премий, — писали бы о классиках. Таким образом представлены два слоя, два среза русской литературы, классика и современность, и здесь есть возможность пересечения и появления новых смыслов».

Павел Крусанов, главный редактор издательства «Лимбус-пресс».

http://yarcenter.ru/index2.php?option=com_content&task=view&id=35043&pop=1&page=0&Itemid=86

До сих пор не было такого, чтобы сорок разных писателей под одной обложкой рассказывали о классической литературе.

Главная просьба к писателям была: не «изложить», не «рассказать», не «описать», а «дать почувствовать», что всё это — живое.

Очерки «Литературной матрицы» стоит воспринимать как взгляд одного незаурядного человека, и к тому же писателя, на другого.

Как заметил выдающийся немецкий педагог Адольф Дистервег, «плохой учитель преподаёт истину, хороший учит её находить». И мы надеемся, что наш альтернативный учебник может стать именно таким хорошим учителем.

Светлана Друговейко-Должанская

http://www.chaskor.ru/article/svetlana_drugovejko-dolzhanskaya_dlya_chego_nuzhno_chitat_20946

Задача была в том, чтобы показать русскую классику с нетрадиционной и нетривиальной стороны. Писатели хотели не делать анализ произведений, а как более пристрастные, глубокие и необычные читатели открыть их для нас.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=404358

Возможно, сегодняшнему читателю нужна не стройная концепция, а мозаика, хаос, из которого он сам смог бы сконструировать свою собственную русскую литературу, – подобно мозаике “Литературной матрицы”. …Найденный формат весьма перспективен.

Юрий Угольников

http://magazines.russ.ru/october/2011/7/u12.html

Говорить со школьниками на простом и понятном языке, и есть основная цель учебника. Суть книги, на примере оценки одного писателя другим, объяснить подрастающему поколению, зачем необходимо читать книги. Два тома выполняют благородную задачу - подтолкнуть школьников на знакомство с современными писателями, и к более углублённому изучению классиков.

http://www.spas-news.ru/chitat/v-svet-vyshla-kniga-literaturnaya-matrica.html

Писатели, притворившиеся преподавателями, фактически оказались студентами и в целом успешно ответили по выбранным добровольно билетам некоему провиденциальному экзаменатору.

http://www.chaskor.ru/article/kak_obmanut_professora_20788

Главной задачей было сменить ракурс, под которым многие годы произведения классиков преподносит советская и российская школа, помочь читателям увидеть в текстах нечто такое, что не обнаружишь с первых строк.
Двухтомник может быть использован только для факультативных занятий студентов-филологов и ученых-словесников.

http://www.kionn.ru/report/details/?id=5037

«Этот двухтомник - не игра в учебник, а именно что учебник по литературе, причем долгожданный, это я вам говорю как опытный педагог, — сказал Дмитрий Быков The New Times. - У нас в школах долгое время вообще не было ничего приличного, только либо нечто занудное, либо что-то очень претенциозное…».

http://abook-club.ru/index.php/t37855.html

Книгу нельзя, конечно же, назвать учебником. Это скорее сборник  оригинальных статей, причём не для детей, а для тех взрослых, кто, несмотря на все усилия школьной программы, не потерял интерес к русской классике.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=404358

Эта книга скорее для учителей! Особенно для тех, у кого «замылился» глаз настолько, что представление классики в школе дают на уровне дидактических материалов. «Матрица» как раз и дает представление, как можно сделать шаг в бок от проторенной стилистики пособий для учителей.

http://www.cogita.ru/analitka/novye-knigi/o-chem-glasit-abmatrica...bb

«Литературная матрица» — «это шанс поумнеть. Это отличная пища для головы. Как сегодня заставить читать классику? Как её вписать в наш, другой, яркий, по-другому говорящий мир? И вот выходят 40 человек и говорят хором от имени настоящего о прошлом. В каждой статье дрожит личная нота».

Татьяна Москвина

«Получилась уникальная вещь – своеобразный факт культуры. Это, безусловно, вызов классической университетской филологии».

Александр Секацкий, философ

«Литературная матрица» – эксперимент, целью которого являлось возродить увлеченность современника литературой русских классиков, а также создать актуальный портрет XXI века нашей словесности.

Литературная матрица: учебник, написанный писателями : в 2 т. / [сост. : В. Левенталь, С. Друговейко-Должанская, П. Крусанов]. - Санкт-Петербург: Лимбус Пресс, 2010.

Идея Вадима Левенталя

Издательство «Лимбус пресс» и филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета придумали выпустить «альтернативный» учебник по литературе, в котором бы о классиках — от Пушкина до Солженицына — рассказывали не ученые-литературоведы, а знаменитые современные писатели и поэты.

Для создания статей были привлечены писатели и поэты различных поколений, взглядов и статусов, от всемирно признанных мэтров, до начинающих литераторов. Каждому из них было предложено написать о своем любимом писателе или поэте прошлого. Ограничения у авторов сборника были только в объеме статей, ну а сам список  - о чьем творчестве писать - был ограничен школьной программой выпускных классов.  

Среди авторов книги - Андрей Битов и Людмила Петрушевская, Сергей Гандлевский и Владимир Шаров, Дмитрий Быков и Татьяна Москвина, Павел Крусанов и Александр Секацкий, Сергей Шаргунов и Всеволод Емелин — писатели и поэты самых разных поколений, эстетических и идеологических взглядов. Все статьи (за исключением статьи Максима Кантора «Апостол революции») написаны специально для этого издания. Издание осуществлено при участии Филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

Сорок авторов, сорок две статьи, 1300 страниц текста.

Авторы двухтомника:

1. Сергей Шаргунов — статья об А. С. Грибоедове

2. Людмила Петрушевская — статья об А. С. Пушкине

3. Андрей Битов — статья о М. Ю. Лермонтове

4. Александр Секацкий — статья о Н. В. Гоголе

5. Татьяна Москвина — статья об А. Н. Островском

6. Михаил Шишкин — статья об И. А. Гончарове

7. Михаил Гиголашвили — статья об И. С. Тургеневе

8. Елена Шварц — статья о Ф. И. Тютчеве

9. Андрей Левкин — статья об А. А. Фете

10. Дмитрий Горчев — статья об А. К. Толстом

11. Майя Кучерская — статья о Н. А. Некрасове

12. Александр Мелихов — статья о Н. А. Некрасове

13. Сергей Болмат — статья о Н. Г. Чернышевском

14. Илья Бояшов — статья о Н. С. Лескове

15. Алексей Евдокимов — статья о М. Е.Салтыкове-Щедрине

16. Сергей Носов — статья о Ф. М. Достоевском

17. Валерий Попов — статья о Л. Н. Толстом

18. Аркадий Драгомощенко — статья об А. П. Чехове

19. Александр Кабаков — статья об И. А. Бунине

20. Наталия Курчатова — статья об А. И. Куприне

21. Роман Сенчин — статья Л. Н. Андрееве

22. Дмитрий Быков — статья о Максиме Горьком

23. Всеволод Емелин — статья об А. А. Блоке

24. Владимир Тучков — статья о В. В. Маяковском

25. Максим Кантор — статья о В. В. Маяковском

26. Герман Садулаев — статья о С. А. Есенине

27. Дмитрий Воденников — статья о М. И. Цветаевой

28. Мария Степанова — статья о М. И. Цветаевой

29. Алла Горбунова — статья об О. Э. Мандельштаме

30. Светлана Бодрунова — статья об А. А. Ахматовой

31. Ксения Букша — статья о Б. Л. Пастернаке

32. Максим Кантор — статья о М. А. Булгакове

33. Александр Етоев — статья о М. А. Зощенко

34. Сергей Гандлевский — статья об И. Э. Бабеле

35. Павел Крусанов — статья об Е. И. Замятине

36. Владимир Шаров — статья об А. П. Платонове

37. Александр Мелихов — статья о М. А. Шолохове

38. Ольга Славникова — статья о В. В. Набокове

39. Евгений Мякишев — статья о Н. А. Заболоцком

40. Сергей Завьялов — статья об А. Т. Твардовском

41. Андрей Рубанов — статья о В. Т. Шаламове

42. Александр Терехов — статья об А. И. Солженицыне

http://prochtenie.ru/index.php/publ/5505

Два эссе принадлежат двум замечательным авторам, ушедшим из жизни за полгода до выхода двухтомника.

Речь идёт о Елене Шварц (эссе о Тютчеве) и о Дмитрии Горчеве (эссе об А.К. Толстом и о Козьме Пруткове).

http://www.chaskor.ru/article/vsem_zachot_20822

Издание предназначено для старшеклассников, студентов вузов, а также для всех, кто интересуется классической и современной русской литературой

Особенность учебника «Литературная матрица. Учебник, написанный писателями» заключается в том, что каждый писатель выбрал из школьной программы своего любимого классика и написал о нем статью.

Задачу книги филолог Светлана Друговейко-Должанская и писатели Вадим Левенталь и Павел Крусанов видят в том, «чтобы тот, кто прочтет из нее хоть несколько статей, почувствовал необходимость заглянуть в тексты произведений русской литературы, входящих в «школьную программу». Чтобы он читал эти тексты так, как читают их авторы этой книги, – не сдерживая слез, сжимая кулаки, хохоча и замирая от восторга, гневаясь и сходя с ума. Потому что школьная программа по литературе – это на самом-то деле программа для активации человеческого в человеке, и надо только понять, где тут кнопка «enter» и как ее нажать».


«Литературная матрица» создавалась, как некая альтернатива уже существующим учебникам по литературе. Однако, автор идеи «Литературной матрицы» Вадим Левенталь очень четко видит перед собой образ подростка, которому эта книга адресована:

«Мы эту книжку не предлагаем вообще всем школьникам, мы эту книжку рекомендуем тому, десяти- или одиннадцатикласснику, который необычен: он беспокойный, он заражен литературой, он выше среднего по уму, он, может быть, сам что-то пишет, сочиняет».

При этом автор идеи также добавляет, что обычный школьный учебник обычно вызывает только негативную реакцию, а «Литературная Матрица» дает возможность выбора: «Эту книжку можно не полюбить, можно не полюбить активно, можно ругаться – и это хорошо и положительно», - сообщает Вадим Левенталь.

Читатель этой книги получит двойную интеллектуальную пользу: во-первых, материал поможет дополнить представление о великих классиках русской литературы, а во-вторых, даст возможность составить свое суждение о современных русских писателях.

Как отметил Павел Крусанов: «Авторы настоящей книги не следуют каким-то канонам, каким-то регулярным правилам, которые учебная методическая дисциплина, как правило, предъявляет авторам учебников. Они через свое восприятие предметов, пользуясь художественным аресеналом, показывают свое отношение к тем классикам, которых они взяли за основу».

http://www.amphora.ru/?page=12&id=1300

Артеменко, Г. От «Литературной матрицы» останется «фантомный шрам»? [Электронный ресурс] / Галина Артеменко // Вечерний Петербург. – 2010. – 24 нояб. – Режим доступа: http://www.vppress.ru/stories/ot-literaturnoy-matricy-ostanetsya-fantomnyy-shram-9227. - (23.08.2011).

42 эссе от 40 современных авторов — от известнейших Людмилы Петрушевской, Андрея Битова, Дмитрия Быкова, Павла Крусанова, Андрея Рубанова до совсем молодых. Придумал идею выпускник филфака СПбГУ Вадим Левенталь.

По этой книге к ЕГЭ не подготовишься и быстренько не «проглотишь» курс «рус. лит-ры». Это попытка говорить с современным поколением о русской классике «на человеческом языке».
В общем, книга задела. Писатели субъективны и свободны. Они говорят на своем языке. Без нравоучений, без оглядки — а поймет ли меня старшеклассник? В свободе и непредвзятости — главный плюс «Литературной матрицы».

Жизнь писателей, о которых идет речь в двухтомнике, была неоднозначной и противоречивой. Поэтому и наши тексты во многом провокационные, но, как нам кажется, понятные современной молодежи. Мы хотели пробудить чувства, оставить этакий «фантомный шрам», который сформирует потребность дальнейшего изучения творчества классиков».

Гайков, П. "Литературная матрица" взглянула на классику под другим углом [Электронный ресурс] / Павел Гайков. – Режим доступа: http://www.vesti.ru/doc.html?id=404358 . – (23.08.2011).

"Литературная матрица" - что угодно, только не учебник для школьников, под который его маскируют составители.

Это вообще книга для того, кто классика уже прочитал и обдумал, а теперь появилась возможность свои впечатления сравнить.

Данилкин, Л. Прекрасный дилетантизм [Электронный ресурс] / Лев Данилкин . – Режим доступа: http://www.afisha.ru/book/1728/. – (23.08.2011).

Очень хорошая идея: современники о классиках, «наше все» сегодняшнее, пока еще текучее, зыбкое, несформировавшееся - про «наше все» забронзовевшее, оформившееся, окаменевшее. Реализация — не идеальная.

Очень много заведомо слабых пар - то есть текстов людей, чье мнение либо априори неинтересно, по самым разным причинам, ну либо странных, совсем нерифмующихся, плохо мотивированных.

Правда ли, что для того, чтобы обратиться к Есенину, нужен в качестве посредника Садулаев? А для Пушкина — Петрушевская? А для Маяковского — В.Тучков? С какой стати? С другой стороны, правда ведь здорово, что удалось заполучить сюда тексты, например, Битова, Шишкина и Гандлевского. И вообще, сколько бы ни было тут слабых текстов, один рубановский, про Шаламова, оправдывает всю затею. Кстати, если вы не хотите покупать двухтомник, довольно дорогой, — прочтите рубановский текст, 18 страничек, в магазине, стоя. Текст совершенно не конгениальный Шаламову, но при этом фантастический по силе воздействия — за счет голоса, за счет интонации; Рубанов изобрел способ идеальной трансляции уважения одного мужчины к другому. Рубанов — ядро, основа этого двухтомника; собственно, все остальное — факультативно.

Второй блестящий текст - С.Болмата про Чернышевского. Болмат сделал очень неожиданный и очень сильный ход: описал Чернышевского как феномен массовой культуры вроде Жюля Верна и препарировал отношения между реальным Чернышевским и той «массовой галлюцинацией», которой он был в общественном сознании России. Разумеется, у Болмата было предостаточно материала для того, чтобы поиронизировать, но он ни разу даже не усмехнулся — и именно за счет этого «реально сделал» Набокова, потому что тот всего лишь поглумился над Чернышевским, а этот дал умный и свежий текст, после которого правда хочется Чернышевского перечитать.

И не принимайте за чистую монету подзаголовок - «Учебник»: таких неровных учебников, пусть даже и «альтернативных», быть не может.

Друговейко-Должанская, С. «Для чего нужно читать?» [Электронный ресурс]: уроки литературы должны быть не уроками словесности, но уроками нравственности: актуальное интервью / Светлана Друговейко-Должанская; беседовала Даша Хабарова. – Режим доступа: http://www.chaskor.ru/article/svetlana_drugovejko- dolzhanskaya_dlya_chego_nuzhno_chitat_20946. - (23.08.2011).

http://www.chtenie-21.ru/interview/4925. - (23.08.2011).

Светлана Друговейко-Должанская - один из составителей и редактор двухтомника «Литературная матрица».

Какими должны стать современные уроки литературы? Как клиповое сознание влияет на восприятие «Войны и мира»? Нужно ли знать всю школьную программу? А как с этим обстоит дело, ну, например, в Германии? Как отбирались авторы для «Литературной матрицы»?

О чтении, преподавании литературы в школе и альтернативном учебнике «Литературная матрица» беседа со Светланой Друговейко-Должанской, руководителем программы «Филологические основы критики и редактирования» на филфаке СПбГУ, членом орфографической комиссии РАН, научным руководителем популярного интернет-портала «Культура письменной речи» .

Это ни в коем случае не учебник, а книга для чтения. В каком-то смысле это даже антиучебник - как мы оговариваемся в предисловии, учебник неизбежно должен быть беспристрастен, то есть вполне равнодушен к самим текстам, тогда как авторы нашей книги относятся к русским классикам и к их произведениям, о которых пишут, вовсе не беспристрастно.

И эти живые чувства могут располагаться в диапазоне от пылкой любви и горячей признательности до жгучей ревности или едкого презрения.

Ведь без этого чувства самому старательному читателю неизбежно уготована участь пушкинского героя, который «отрядом книг уставил полку, / Читал, читал, а всё без толку: / Там скука, там обман иль бред; / В том совести, в том смысла нет; / На всех различные вериги; / И устарела старина...». Читать не «без толку» можно лишь в том случае, когда понимаешь, что «старым бредит новизна».

Не сами факты важны - важно познакомиться с разными оценками этих фактов, чтобы сформировать собственное к ним отношение. Мы и в предисловии пишем, что, если пересказать учителю, скажем, статью Петрушевской о Пушкине, он поставит двойку и будет прав.

А вот если на основании прочитанного ты сможешь рассказать о том, какой миф о Пушкине сформировался в русском сознании, и о том, почему именно Людмила Петрушевская и могла выступить в роли «сказительницы» этого мифа, - значит ты многое узнал и понял.

И всё же «Литературная матрица» предназначена в первую очередь для тех, кто ещё только приступает к чтению классического литературного наследия. На школьников ориентирована и вся структура книги..

Артем Ефимов про «альтернативный учебник литературы» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://abook-club.ru/index.php/t37855.html. - (23.08.2011).

Собственно говоря, двухтомник представляет собой сборник эссе современных писателей о классиках русской литературы, изучаемых в рамках школьной программы.

Надоевшее клише "каждое поколение по-своему прочитывает классику" наполняется конкретным содержанием.

Авторы сборника, похоже, всерьез поверили, что они пишут о тех, о ком пишут, а не о самих себе.
В результате имеем крайне неоднородный сборник, где одни авторы напускают на себя "ученый вид знатока", другие пускаются в биографические очерки, третьи - в философские этюды. Прекрасная, прочувствованная статья Андрея Битова о Лермонтове соседствует со статьей Сергея Шаргунова о Грибоедове, в которой все, что не относится к авторским размышлениям, выглядит как копипейст из "Википедии", даже если таковым не является. Не вызывающая ничего, кроме недоумения, статья Людмилы Петрушевской о Пушкине (она перепечатана на Openspace.ru) - и умная, что называется, "хорошо сделанная" статья Дмитрия Быкова о Горьком. В статье Михаила Шишкина о Гончарове попадается фраза "клэш ментальностей" (это об Обломове и Штольце, разумеется). Статья Евгения Мякишева называется "DJ Заболоцкий", а статья Андрея Рубанова - "Варлам Шаламов как зеркало русского капитализма". Это, впрочем, уже вкусовщина. То, что имена многих, слишком многих современников, приложивших руку к сборнику, ничего не говорят нормальному культурному обывателю (на которого, вроде бы, сборник и рассчитан), - тоже.

Классики в положении наших друзей: «Литературная матрица» [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://latvia.russiaregionpress.ru/archives/15515. - (23.08.2011).

Цель и идея были замечательными: поговорить о любимых классиках доверительно и остроумно, блестяще и оригинально, языком своей прозы и поэзии, делясь накопленными за писательским столом размышлениями

Но ведь это разговор для людей своего круга и одного контекста, когда общепринятые характеристики подразумеваются, взгляды современников и потомков учитываются, кругозор и углубленные знания восклицателя не подлежат сомнению.

А получат ли такое же удовольствие от чтения (как от застольной беседы в своем кругу) те, кому адресовано издание - школьники?!

Приглашать к подобному разговору школьников - это не демократизация процесса, а уничтожение иерархии ценностей, призыв к анархии, который, судя по историческому опыту, оборачивается максимами Шарикова...

А впрочем, иные страстные признания в любви могут и пригодиться школьникам в том случае, если автор наделен педагогической жилкой, позволяющей читателю разделить восторг, а не только понаблюдать за ним.

Точных попаданий в книге все-таки больше, чем равнодушно-кичливых размышлений со своего шестка. Самый главный итог — школьная программа все еще состоит из писателей живых, волнующих, вызывающих споры и размышления, не без желания, конечно, присвоить себе исключительное право понимания и суждения.

Учебник «Литературная матрица», все-таки, при всех издержках - это глоток свежего воздуха среди учебнической казенщины.

Кудимова, М. Пустыня реального [Электронный ресурс] / Марина Кудимова // Литературная газета. – 2010. – 15 дек. (№ 51). – Режим доступа: http://www.lgz.ru/article/14897/ . - (23.08.2011).

Потрясает воображение информация, почерпнутая на одном из литпорталов: «…когда тульским школьникам предложили подчеркнуть в анкете слово, характеризующее их отношение к великим русским писателям («читал» – «не читал», «понравилось» – «не понравилось»), то более 40% вписали не предусмотренное опросником «ненавижу»…» Полудетское это «ненавижу!» через пару лет царства бабы ЕГЭ неизбежно превзойдёт сорокапроцентный рубеж и достигнет общенационального масштаба.

Прагматичные старшеклассники сегодня искренне не понимают, зачем им нужен первый бал Наташи и пятый сон Веры Павловны и чем так уж чуден Днепр, мчащий «полные воды свои» по территории иностранного государства.

11-летняя дочь моих друзей, умница-красавица-отличница, не могла продраться сквозь заданного на лето Гоголя: «Ничего не понимаю!» «Гарри Поттера» постигла досконально, сумеречную сагу о вампирах С.Майер знает наизусть. А Гоголя не понимает! Это словесное пиршество для неё не более чем «многабукафф». О духовной трапезе здесь и говорить не приходится. Завтра девочка станет старшеклассницей. От её «не понимаю» до «ненавижу» – один шаг. Может, и вправду язык русской классики безнадёжно устарел? Или это мы так устроили, что маленькие носители нашего волшебного языка, как некогда отпрыски аристократов, а потом их лакеи (вспомните Яшу из «Вишнёвого сада»), чураются всего отечественного: «страна необразованная, народ безнравственный, притом скука…»?

Мы уже вырастили «бескнижным», как говаривали в старину, целое поколение и с философским хладнокровием взираем на следующее, целиком переходящее на «падонковский» – или плохой английский – язык.

Перед школой и обществом стоит проблема не столько преподавания классической литературы, сколько элементарного чтения. Дожила «самая читающая страна» и до таких времён! И любой, тем более альтернативный, учебник обязан в замысле подразумевать эту – и в первую очередь эту – задачу. Справилась ли с ней «Матрица»?

Абсолютное большинство статей учебника – или даже антиучебника – интересны, а многие – просто блестящи. Т.Москвина об Островском (который – «Гроза»), Е.Шварц о Тютчеве, А. Мелихов о Некрасове, М. Кантор о Маяковском написали так, будто от этого зависит их дальнейшая творческая судьба. Все без исключения авторы наслаждаются полной свободой, тайно и явно полемизируют друг с другом, сыплют цитатами и сверкают эрудицией.

О чтении как о празднике, ни с чем не сравнимом наслаждении, а не принудиловке, душащей «прекрасные порывы» (перекидывания междометиями в соцсетях), говорит, пожалуй, только А. Мелихов в очерке о Шолохове. Актуализацией классики, хоть какими-то аллюзиями на день нынешний озабочен, кажется, только С. Шаргунов, написавший о Грибоедове. Остальные решают собственные задачи – самовыражения, блистания, наконец, просто радости сообщничества (таков очерк С. Бодруновой об Ахматовой).

Авторы напрочь забыли, что пишут для старшеклассников, а не для номинации в «Большой книге». Пассы в сторону неведомых зверушек – нынешних недорослей – надо признать самым неубедительным пунктом проекта. Все эти подмигивания и причмокивания, сленг «для понятности», чтоб сойти за своего, адресатов наверняка только рассмешат.

В двухтомнике сколько угодно незакрытых скобок и предложений, не увенчанных точкой. А уж причастия с существительными не совпадают в падежах даже у самых заядлых грамотеев. Но не в этом же задумка! А в чём?

Вопрос, зачем это «собранье пёстрых глав» вышло под одной обложкой, не оставляет с первой страницы.

Лебедушкина, О. Чтобы Лит-ра снова стала литературой :современные писатели представили учебник «Литературная матрица» / Ольга Лебедушкина // Первое сентября. – 2010. - 27 нояб.( № 22). – С. 22. - Режим доступа: http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201002234. - (23.08.2011).

Собственно, сама книга так и читается, как написана: с восторгом, гневом и пристрастием. Редкий учебник читать не скучно, а здесь получилось не просто не скучно, а захватывающе.

Ни в одном учебнике не прочтешь о Некрасове — литературном коммерсанте и гении масскульта, каким его увидела Майя Кучерская. Хрестоматийные стихи Тютчева читаются совершенно иначе с комментариями Елены Шварц.

Островский Татьяны Москвиной кажется пряничным, а Лесков Ильи Бояшова — лубочным, но и это не в упрек, а в похвалу. По статьям Михаила Шишкина о Гончарове и Алексея Евдокимова о Салтыкове-Щедрине (на мой взгляд и вкус — лучшая глава учебника), а еще Владимира Шарова — о Платонове, Дмитрия Быкова — о Горьком, Александра Кабакова - о Бунине вполне можно в школе детей учить, как по главам из «нормального» учебника.

Хотя здесь, в том-то и дело, что никто никого не поучает. В «Литературной матрице» отсутствует традиционный научно-методический аппарат — все эти набившие оскомину вопросы и задания после очередной темы с их вечным повелительным наклонением: «проанализируйте», «законспектируйте», «найдите». Книга вообще получилась без императива: читателя не принуждают заучивать приведенные точки зрения, считать, что правильно - это «как в учебнике». Авторы оставляют за ним драгоценное право быть несогласным…

Левенталь, В. Лит-ра по-петрушевски [Электронный ресурс] / Вадим Левенталь. – Режим доступа: http://www.saltt.ru/node/5018. – (23.08.2011).

Пиар-директор издательства «Лимбус пресс» Вадим Левенталь - человек, который эту книгу придумал,  который два года над ней работал и знает ее лучше других.

Не успела «Литературная матрица», задуманная как «альтернативный» учебник литературы, выйти, а свист пошел уже по всей Руси великой.

В двухтомнике, о котором идет речь, сорок две статьи сорока авторов. Каждый из этих авторов — писатель или поэт — яркая творческая индивидуальность. Ничего удивительного, что на пространстве 1300 страниц нет двух похожих статей. Ничего удивительного, что не может быть ни одного читателя, которому понравятся сразу все сорок две статьи. Ничего удивительного, что мнения о статье Петрушевской разошлись от «гениально» до «чудовищно».

Это — часть концепции книги. Статьи из учебника с грифом Минобрнауки вообще, строго говоря, не могут нравиться или не нравиться, — в этом их, учебников, и сила (по ним можно учить всех), и слабость (все они неизбежно будут написаны с холодным носом — и читаться так же). Статьи «Литературной матрицы», по задумке, должны либо приводить в восторг, либо вызывать яростное отторжение.

Работая с авторами, мы всем ставили одинаковую задачу — писать все, что кажется важным и нужным, постоянно помня только одно: аудитория книги — умные, беспокойные, любопытствующие мальчики и девочки 16-17 лет от роду.

«Литературная матрица» создана как дополнительное чтение. Предполагается, что стандартные, положенные знания об истории русской литературы школьники получили на уроках и/или из учебника. «Литературная матрица» — для тех, кому этого мало, для тех, кто из изложения Марьиванны (единичной или коллективной) так и не понял, зачем нам сейчас нужен какой-нибудь там Грибоедов или Солженицын, для тех, кто морально готов выслушать о них пристрастное суждение.

«Для кого вообще эта книга?» — еще один риторический вопрос. Отвечаю: уж конечно, не для тех, кто ковыряет в носу на уроках литературы, кто прочитал и заучил, что Тургенев замечательно описывал русскую природу, оттарабанил это на уроке и остался доволен. Такому товарищу достаточно стандартного учебника, если товарища вообще удастся заставить его прочитать. Однако для школьников, которые литературой действительно заражены, если какая-то книга вообще и может быть учебником, — то только такая, как «Литературная матрица». Я, например, прекрасно помню, как меня тошнило от учебников по литературе в девятом классе и как в десятом нам сказали, чтобы мы не смели этот учебник вообще брать в руки.

«Матрица...» как отзеркаленная альтернатива [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://reshetoria.ru/literaturnye_hroniki/knigosfera/news3254.php. - (23.08.2011).

Ни составители, ни авторы статей за академичностью не гнались...

В предмет читатель погружается с теми же азартом и глубиной, с какими вместо рассказа о народах Крайнего Севера он слушает анекдоты про чукчу.

Возникает практический вопрос: как же этим пользоваться? Сразу стоит оговориться, что академические ученые недолюбливают так называемое «писательское литературоведение». Несмотря на то, что существует целый корпус писательских размышлений о литературе (лекции и пухлый комментарий к «Евгению Онегину» Владимира Набокова, литературные штудии Цветаевой, Ахматовой, Бродского, размышления о Гоголе Иннокентия Анненского, в конце концов, «Родная речь» Вайля и Гениса), в филологической среде принято над ними подшучивать. Лотман замечал, что «ихтиологу не обязательно быть рыбой», а филолог и лингвист Роман Якобсон не пустил Набокова в Гарвард профессорствовать на кафедру русской литературы под тем предлогом, что «слон тоже большое животное, но кто же возьмет его директором зоопарка?».

В общем-то, все у издателей получилось: взрослому человеку от чтения «Матрицы» невозможно оторваться. Но насколько эта книга подходит для школьников - сказать трудно. Несмотря на заигрывание с юной аудиторией при помощи сленга (Александр Терехов в главе про Солженицына панибратски зовет его «Солжом») и советов «спросить у Яндекса», возникает ощущение, что это скорее «работа над ошибками» советского изучения литературы в школе, чем действительно новый способ говорить о русской классике с 16-летними соотечественниками.

Предмет особой важности [Электронный ресурс]: как преподавать литературу в современных школах / подготовила Мария Каменецкая // Санкт-петербургские ведомости. – 2010. – 17 дек. (№ 238). - Режим доступа:  http://www.spbvedomosti.ru/print.htm?id=10272164@SV_Articles. - (23.08.2011).

В редакции «Санкт-Петербургских ведомостей» состоялся «круглый стол», толчком к которому стал выход этого необычного сборника. Участники попытались разобраться, что же такое происходит со школой и с преподаванием литературы, если пришло время для альтернативного учебника?

Рысев, А. О чем гласит «Матрица...» [Электронный ресурс] / Андрей Рысев. – Режим доступа: http://www.cogita.ru/analitka/novye-knigi/o-chem-glasit-abmatrica...bb. - (23.08.2011).

Книга действительно неоднозначная. Просто современные писатели задумались о том, как и чем жили классики российской литературы. Авторы и издатели восхищаются. Критики, как им и подобает, критикуют. В общем, книга задела.

Задача учебника, как пояснила составитель «Литературной матрицы», старший преподаватель кафедры русского языка СПбГУ Светлана Друговейко-Должанская – говорить со школьниками о русской литературе  на «человеческом языке», при этом  в «Литературной матрице» не навязывается истина в последней инстанции, а «предлагается один из возможных ответов, который может быть использован учеником».

По словам философа Александра Секацкого, автора статьи «Гоголь – откровенное и сокровенное», ценность такого рода книги как раз в ее крайней субъективности, в отличие от  классического учебника, где статьи о разных писателях написаны сухим языком исследователя, а эмоциональные, пусть и субъективные оценки отсутствуют.  Писатели же от своих личных впечатлений как раз не отказываются, в результате чего «происходит живой контакт с классиком».

Идея создания книги, безусловно, симпатична. Вот только читая некоторые эссе, замечаешь, что его автора в тексте больше, чем самого классика.

Для кого это книга? Книга не совсем для тех, кто уже познал, хотя бы в рамках школьной программы, творчество классиков (у них, естественно, состоявшиеся взгляды и то, что рассказывают авторы, может не совпадать с их восприятием). Для тех, кто не успел еще приобщиться к классической литературе? А что, если то или иное эссе не понравится и, как следствие появится антагонизм и в отношении самого классика? Такой вариант возможен, а значит книга не совсем и для них.

Эта книга скорее для учителей! Особенно для тех, у кого «замылился» глаз настолько, что представление классики в школе дают на уровне дидактических материалов. «Матрица» как раз и дает представление, как можно сделать шаг в бок от проторенной стилистики пособий для учителей.

Сухих, И. «Литературная  матриц »: азбука ошибок / Игорь Сухих // Литература: прил. к газ. «Первое сентября». - 2011. – 16-30 июня (№16). – С. 42-45.

Поскольку «Матрица» по замыслу – просветительское предприятие, уточнения все же необходимы. Ошибки – то, что должен заметить при обычном пристальном чтении любой хороший учитель или дотошный школьник. Исправлений хватило на все буквы алфавита. Пристрастная и пристальная проверка возможно увеличит этот список в два-три раза.

Сухих, И Панк Чацкий, брат Пушкин и московские дукаты: «Литературная матрица» как автопортрет / Игорь Сухих // Нева. – 2011. - № 6. – С. 169-187. – Прил.: перечень ошибок. - Режим доступа: http://magazines.russ.ru/neva/2011/6/su11.html. – (23.08.2011).

Этот огромный двухтомник действительно барометр, симптом, градусник. Дающий представление о средней температуре по литературной палате, о чем сами создатели тоже вряд ли подозревали…

О литературе с Виктором Топоровым: Краткий путеводитель по «Литературной матрице» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.fontanka.ru/2010/10/30/011/. – (23.08.2011).

«Матрица» хороша, а могла бы стать еще лучше. Но и того, что получилось, более чем достаточно.

Никакой это, разумеется, не учебник, не надо обманываться, – чтение двухтомника «грозит» не столько пополнением знаний (причем пополнением сомнительным: Дантес, вопреки Петрушевской, не надевал на дуэль кольчугу, а Есенина, вопреки Садулаеву, не убили), сколько сильно варьирующимся  от статьи к статье (я бы даже сказал, скачущим) удовольствием. И неудовольствием – об отдельных статьях уже вовсю спорят. Следовательно, перед нами сборник эссе, очень разных по качеству и по технике исполнения и подписанных очень разными по степени звучности именами.

Бесспорное событие «Матрицы» – статья Терехова о Солженицыне; лучшее из того, что мне довелось читать на эту сложную и скользкую тему. Лишь немногим уступают эссе Шарова о Платонове и Рубанова о Шаламове. Очень хороши эссе о Грибоедове, об Островском (Москвина), о Гончарове (Шишкин), о Тютчеве (Шварц), о Блоке, о Замятине (Крусанов), о Бабеле (Гандлевский) и обе работы Кантора (вторая – о  Булгакове); на высоком уровне и почти все остальные, за исключением всё той же Петрушевской, всё того же Попова  и, увы, всё того же Драгомощенко.
Завьялов, Кабаков (о Бунине), Кучерская, Левкин (о Фете), Мелихов (у него здесь и эссе о Шолохове) пишут довольно хорошо, но скучно.  А ведь когда скучно, это уже не эссе – и подавно не учебник. Впрочем, они и знамениты в основном тем, что всегда пишут скучно.

Рецензия Виктора Топорова в четырех частях:

Сорок два примера того, как надо отвечать на университетском экзамене, — вот что представляет собой «Литературная матрица». Учебник не столько литературы, сколько поведения на экзамене по литературе. Да и не только по литературе.

Как обмануть профессора?

http://www.chaskor.ru/article/kak_obmanut_professora_20788. – (23.08.2011).
Всем зачот

http://www.chaskor.ru/article/vsem_zachot_20822. – (23.08.2011).
Форматируя «Литературную матрицу» (3)

http://www.chaskor.ru/article/formatiruya_literaturnuyu_matritsu_3_20957. – (23.08.2011).
Форматируя «Литературную матрицу» (4)

http://www.chaskor.ru/article/formatiruya_literaturnuyu_matritsu_4_21139. – (23.08.2011).

Угольников, Ю. Литературная матрица / Юрий Угольников // Октябрь. – 2011. - № 7. – С. 165-171. – Режим доступа: http://magazines.russ.ru/october/2011/7/u12.html . - (23.08.2011).

Неожиданных, по-настоящему выдающихся из общей массы высказываний в двухтомнике, на мой взгляд, три: два эссе Максима Кантора (о Маяковском и Булгакове) и эссе Сергея Завьялова о Твардовском. Для многих литераторов позиция Эда Вуда: “так снимаю я и Орсон Уэллс”, – стала непреодолимым соблазном. Отсутствие родства со своими героями дала Кантору и, в большей мере, Завьялову возможность увидеть их со стороны, в контексте эпохи, а не только на фоне словесности.

Филиппова, Т. В поисках Правды и Истины / Т. Филиппова // Библиотечное дело. - 2010. - № 24. - С. 1. - Режим доступа: http://www.bibliograf.ru/issues/2010/12/165/0/1545/. – (23.08.2011).

Школьный курс литературы остается ареной нескончаемых дискуссий. Осенью 2010 года случились два знаковых события - включении в обязательную школьную программу книг "Архипелаг ГУЛАГ" и выход двухтомника "Литературная матрица", названного альтернативным учебником и вызвавшего множество споров в педагогической, писательской и библиотечной среде.

Черняк, М. А. "Литературная матрица" : культуртрегерский проект современных писателей / М. А. Черняк // Библиотечное дело. - 2010. - № 24. - С. 18-22. - Режим доступа: http://www.bibliograf.ru/issues/2010/12/165/0/1549/. – (23.08.2011).

Уникальность книги очевидна: это действительно живая книга об отечественной словесности, рождённая в живом и непосредственном диалоге с активными и яркими представителями современного литературного процесса XXI века.

В явной субъективности точек зрения на классические имена есть особая привлекательность: писатели, каждый из которых сам по себе яркая творческая личность, неожиданным и нестандартным прочтением зачастую провоцируют читателя, заставляя его по-новому воспринять классический текст.

Писатель Илья Бояшов считает, что главный адресат этого учебника — школьный учитель, который может использовать на уроках неожиданные, часто спорные мысли, которыми просто перенасыщен, как густой раствор, этот учебник. Книга написана так, чтобы с ней было удобно работать и  школьникам, и учителям средней школы, и преподавателям и студентам вузов: каждая из глав относительно автономна, и потому читатель получает возможность формировать собственный «маршрут» изучения курса.

Шенкман, Я. Выбирая самовыражения / Ян Шенкман // Огонёк. – 2010. - 1 нояб. (№ 43). – С. 46.– Режим доступа: http://www.kommersant.ru/doc/1528647 . - (23.08.2011).

http://www.bigbook.ru/articles/detail.php?ID=10465. - (23.08.2011).

Но при всех странностях проекта попытка актуализации классики явно удалась. Даром что классика, куда ни глянь, темы-то все насущные. Скажем, Михаил Шишкин рассуждает о хрупкости частной жизни в связи с "Обломовым". Что ни начни делать в частном порядке, пишет он, все равно придет государство и все разрушит. Так что лучше уж ничего не делать, как герой Гончарова. Тут уже не литература, тут проблемы предпринимательства и бизнес-климат в современной России. Казалось бы, причем здесь Гончаров? А вот, оказывается, причем. Это и есть матрица, замкнутый круг. Что ни придумай, как ни извратись, а обо всем уже написано в русской библии — у Гончарова, Достоевского и Толстого.

Удалась, как ни странно, и игра в учебник. Конечно, таких школьников, которые интеллектуально готовы к восприятию этой книги, в природе не существует. Поэтому все эти обращения к "дорогому читателю" выглядят довольно нелепо.

Коммерческая и просветительская задачи в этом проекте идут рука об руку. Умно придуманный пиар-ход одновременно работает и на пропаганду классического наследия, и на издательскую прибыль.


ШКОЛЬНИКИ О "ЛИТЕРАТУРНОЙ МАТРИЦЕ" [Электронный ресурс]: [отзывы о прочитанном] .– Режим доступа:

http://www.izvestia.ru/news/367703. - (23.08.2011).

Блог - Клуб учителей русского языка и литературы

http://www.proshkolu.ru/club/lit/blog/58080. - (23.08.2011).

Рецензии читателей

http://www.livelib.ru/book/1000454218. - (23.08.2011).

http://lovers-song.livejournal.com/59202.html. - (23.08.2011).

А вы читали «Литературную матрицу»?

Приглашаем поделиться впечатлениями. Какое эссе понравилось больше всего (или не понравилось!), «зацепило» и захотелось перечитать оригинал ?

А может быть уже есть интересный опыт подготовки неординарного урока литературы, который спровоцировали статьи из «Литературной матрицы»?

Читайте классику !

«Литература подлинная даёт человеку счастье. Она меняет систему ценностей: мир, пропущенный через призму художественного, радует больше, чем деньги, и, когда денег нет, остаётся с тобой. Подлинная литература защищает своего читателя от мерзостей жизни».

Ольга Славникова


Материал подготовила Субботина С.Н.

Все представленные ссылки были доступны на 23.08.2011.

 
наверх