Горосов О. Ледовое побоище

Мираж или фантазия?

Начнем с того, что наиболее обстоятельный и подробный рассказ о Ледовом побоище записан в Новгородской первой летописи старшего извода, и рассказ этот очень краток. Есть и другие летописные источники, в том числе ссылающиеся на свидетельства «самовидцев». Последние удостоверяли, что в битве князю Александру помог еще и некий «божий полк», появившийся в воздухе над местом сечи. О чем же идет речь? О мираже? Или очевидцы просто нафантазировали? Взя­ли отрывки из Библии и использовали по необходимости. Мол, без воли Бо­жьей мы ныне никуда! Но другими подробностями, не божественными, летописцы нас не балуют. В таком случае возникает вопрос: можно ли опираться на летописные источники, когда мы пытаемся реконструировать ход битвы? Получается, единственное, что не вызывает здесь сомнений, это сам факт - Ледовое побоище действительно произошло. А вот, например, Невская битва, состоявшаяся 15 июля 1240 года между новгородским ополчением под командованием князя Александра Ярославича и шведским отрядом, описана детальнее и, что называется, «в лицах».

Ливонская рифмованная хроника

По счастью, кроме российских источников и мнений отечественных историков, эти источники трактующих, есть еще и зарубежные - тексты и взгляды на проблему. Причем, если в советские времена наши ученые зачастую старались не отступать от «линии партии» на данный момент времени, то иностранным исследователям это было не нужно. Правда, на Западе Ледовое побоище называют иначе - Сражение на озере Пейпус. Это немецкий вариант эстонского названия Пейпси - так в Эстонии Чудское озеро обозначают на картах по сей день.

Существует исторический памятник XIII века - Ливонская рифмованная хроника, в которой битва описана непосредственным очевидцем примерно так: «Русские имели много стрелков, которые мужественно приняли первый натиск, находясь перед дружиной князя. Видно было, как отряд братьев- рыцарей одолел стрелков; там был слышен звон мечей и видно было, как рассекались шлемы. С обеих сторон убитые падали на траву. Те, которые находились в войске братьев-рыцарей, были окружены. Русские имели такую рать, что каждого немца атаковали, пожалуй, 60 человек. Братья-рыцари достаточно упорно сопротивлялись, но их одолели. Часть дерптцев вышла из боя, это было их спасением, они вынужденно отступили. Там были убиты 20 братьев-рыцарей, а шесть взяты в плен. Таков был ход боя. Князь Александр радовался, что одержал победу».

И вот вопрос: если впереди русского войска стояло так много лучников, то почему они просто-напросто не расстреляли немецкую «свинью»? Ведь всего лишь 100 лет спустя английские лучники в битве при Креси именно так и поступили с французами. Значит, луки у наших воинов не позволяли этого сделать? А возможно, так и было задумано?

Интересен и тот факт, что гарнизон Пскова, освобожденного Александром (а немцы заняли его 15 сентября 1241 года), состоял всего лишь из... двух рыцарей. Хотя, конечно, при них находились множество слуг и всякого рода других воинов.

Но ни в одном историческом документе не говорится о том, что кто-то из рыцарей утонул в полынье, хотя причин скрывать это у летописцев не было. Так ведь даже лучше: мол, «братья бились храбро», да лед подломился, потому и проиграли.

Свидетельствует Рейнгольд Гейденштейн Западные ученые, и в частности британский исследователь Дэвид Николь, пользуются и таким источником, как сообщение польского историка немецкого происхождения Рейнгольда Гейденштейна (1556-1620). Он ссылался на известное ему «предание», то есть летопись, где сообщалось, что «Александр Ярославич из рода Мономахова, будучи направлен ханом татарским Батыем и получивши в подмогу татарские вспомогательные войска, победил в сражении ливонцев и по договору возвратил город (Псков)».

Вот уж поистине загадочное обстоятельство, которое западным историкам хорошо известно, а у нас его старались просто не замечать, как будто оно уязвляет нашу великоросскую гордость. Однако задумаемся: уязвляет ли? Получается, что Александр сумел каким-то образом заручиться доверием и поддержкой Бату-хана, давшего ему войска, дабы русский князь с их помощью оборонялся от рыцарей? Интересно, зачем хану это понадобилось, и могло ли такое быть вообще?

«Хочешь сберечь землю свою...»

Мы привычно считаем (впрочем, как и любые другие народы), что события нашей истории важнее всех прочих. Однако в данном случае стоит непредвзято взглянуть, а что же происходило в окружающем Русь большом мире в то время, как два рыцаря-крестоносца тиранили бедных псковитян.

А происходило вот что. Ровно за год до битвы на озере Пейпус, 9 апреля 1241 года, войска Бату-хана нанесли жестокое поражение войскам христиан в битве при Легнице. В сражении участвовали и воины с черными крестами на плащах. То есть рыцари дерзнули поднять руку на «сынов Чин­гисхана». А по закону «сынов», врагам следовало мстить до полного их уничтожения! Однако вышло так, что

Бату пришлось вскоре повернуть назад, чтобы попасть на Великий курултай Чингизидов. Так что весной 1242 года он со своими войсками находился на пути в монгольские степи, где-то в районе Дуная или Днестра.

Российский историк С.М. Соловьев по этому поводу сообщает, что непосредственно перед весенним походом 1242 года князь Александр едет на встречу с Бату-ханом. Да и как не ехать, если тот прислал ему гонца с грамотой:

«Хочешь сберечь землю свою, приходи скоро ко мне и увидишь честь царства моего». Грамота носит весьма многозначительный характер. Мол, прояви покорность, и я за это тебе помогу.

И князь Александр тут же поспешил к Бату-хану, а находясь у него, побратался с его сыном ханом Сартаком. То есть и сам сделался сыном хана-чингизида! Так что «отец-хан» просто не мог не помочь своему «сыну-князю» и, скорее всего, дал ему войска. Иначе непонятно, почему Александр, бросив войну с немцами, столь спешно поехал в ханскую ставку, а потом, едва воротившись и уже совсем не опасаясь за свой тыл, тут же повел войска на рыцарей- крестоносцев.

Хану Бату этот союз был тоже очень выгоден. Мирным путем он подчинял себе Северную Русь. Та, не будучи разоренной, стала бы платить ему хорошую дань, а сам он мог всецело заняться обустройством своего улуса - Золотой Орды.

Мудрость Александра

А теперь посмотрим, сколько рыцарей реально участвовали в битве. Причем подсчитать их число нам поможет... количество замков Ливонского ордена. Потому что каждым замком обычно владел один рыцарь, помощником же у него был кастелян, вооруженный немного хуже, чем хозяин. Так вот, известно, что за период с 1230 по 1290 год орден построил в Прибалтике 90 замков. Если даже допустить, что к 1242 году все постройки были уже возведены, то часть их хозяев погибли в битве при Легнице, а кто-то мог просто болеть. Вот и выходит, что в Ледовом побоище принимали участие менее 90 рыцарей, но уж никак не более. Хотя челяди и наемников при каждом из них могло быть и по 20 человек.

Итак, члены Ливонского ордена, прорубившись через ряды русских стрелков, встретились лицом к лицу с воинами хана Бату. И ужас объял сердца рыцарей, ведь всего лишь год назад их уже побили при Легнице. Вот тут-то крестоносцы и побежали. А летописи впоследствии были просто-напросто переписаны (отсюда, кстати, и все имеющиеся в них нестыковки!), чтобы исключить всякое упоминание об участии в этом сражении «нечестивых татар». Хотя, по идее, следовало только радоваться тому, что князь Александр был не только храбр, но и по-настоящему мудр, воюя с недругами чужими руками.

Горосов О. Ледовое побоище: новые факты / Олег Горосов // Тайны XX века. – 2011. - № 26 (июнь). – С. 16 – 17.


 
наверх