Клячкин Евгений Исаакович
(23.03.1934 - 30.07.1994)

Поэт, артист эстрады, автор-исполнитель

Псков был первый старинный русский город, в котором мне довелось побывать.
Нам повезло: познакомились с замечательным человеком, псковским художником Всеволодом Петровичем Смирновым. Послушал он мои песни и решил показать нам свой город:
— Сейчас час ночи. Поспите часа два, а в три пойдем на Великую рассвет встречать. Вам это надо видеть.
Псков покорил естественностью, с которой вписывались в пейзаж все его древности, какой-то непреднамеренной, уютной жизнью всей этой трогательной старины. И сразу я почувствовал этот город, как бы «вписанный в квадратик неба»…
Сначала появилась мелодия — странная, с постоянными повторами. Мне она почему-то напоминала французский шансон. Но когда пришли слова, я понял: ничего тут нет французского, это типично русская народная напевность с повторами, характерными именно для нашей песни.
Послушав ее, Всеволод Петрович сказал: «Да, это — Псков…»

Из воспоминаний Е. Клячкина (г. Куйбышев, 1977)



Песня "Псков" (1967) в 1969 году на Втором всесоюзном конкурсе на лучшую туристскую песню была удостоена третьей премии.

Песня «Псков»

Помнишь этот город, вписанный в квадратик неба,
Как белый островок на синем,
И странные углы косые?
Жаль одно - что я там был тогда, как будто не был.

Помнишь церковь, что легко взбежала на пригорок
И улеглась на нем свободно,
Отбросив руку с колокольней,
Как лежал бы человек, спокойно глядя в небо?

Ветерок относит тени и друзей, и женщин.
Что ж, разве это не прекрасно,
Что верить до конца – опасно!
Неужели ты чего-нибудь другого хочешь?

Две свечи в ногах, а сами встанут в изголовье...
Вот - фотография прекрасна,
И время над тобой не властно…
Слава богу - та, с косою, нас еще не ловит.

Стены этих храмов по глаза укрылись в землю,
И добрые седые брови,
И в желтых бородах - улыбки...
Неужели ты в ответ не хочешь улыбнуться?

Камни нас в лицо узнают и запомнят - камни.
Ну разве нам с тобой не ясно,
Что все устроено прекрасно?!
Лица их в морщинах, тяжкие тела их – помни…

Так лежал бы человек, спокойно глядя в небо...


 
наверх