Книга "Солдаты Победы"




Азбука права

Правовой календарь
Консультация юриста
Книги и журналы по праву
Социально значимые законы



Книги-юбиляры - 2016



Виртуальные выставки



Мир чтения

"Большая книга"
"Книга года"
"Национальный бестселлер"
"Русский Букер"
Нобелевская премия по литературе
Букеровская премия



Краеведение для детей

Познай свой край родной

Сайт находится в Белом списке «Позитивного контента»

Сайт является финалистом конкурса «Позитивный контент» - 2014









Мы в сообществах




Архив новостей


Старая версия сайта






Баннеры

Псковская область. Информационно-аналитический портал

Псковская лента новостей

Официальный интернет-портал правовой информации

Официальный сайт города Пскова и Псковской городской Думы

Официальный сайт Администрации г. Пскова

Историко-культурное наследие. Официальный сайт Псковской области

Национальный информационно-библиотечный центр ЛИБНЕТ

Российская библиотечная ассоциация

Поиск в электронном каталоге СИГЛА

Юридические услуги. Традиционно надежно

Сводный каталог библиотек России в свободном доступе - навигатор библиотечных ресурсов




ПСКОВИТЯНКА


Эскиз сцены из первой постановки оперы Эскиз сцены из первой постановки оперы

Интерес Н.А.Римского-Корсакова к сюжету «Псковитянки»

«Псковитянке», опере, над которой композитор трудился, начиная с первых своих шагов в искусстве и почти до конца дней, посвящено едва ли не самое большое количество страниц книги «Летопись моей музыкальной жизни». Первая запись датирована 1868 годом. «К этому же времени, — пишет Н.А.Римский-Корсаков, — относится и зарождение первой мысли об опере на сюжет меевской «Псковитянки». На мысль эту навели меня... Балакирев и Мусоргский, лучше меня знавшие русскую литературу. Некоторое затруднение, казалось тогда, представляло первое действие драмы (ныне — пролог). По общему совещанию решено было его упразднить и начать оперу прямо со сцены горелок, а содержание пролога передать как-нибудь в рассказе, в беседе Ивана с Токмаковым. Вопрос о либреттисте не возникал: предполагалось, что либретто я буду писать сам по мере надобности».

В этой записи, сделанной много позже события, композитор не совсем точен. Исследователи творчества Н.А.Римского-Корсакова обнаружили в его архиве текст либретто «Псковитянки», написанного Всеволодом Крестовским. Качество его не могло удовлетворить взыскательного художника. Крестовский неудачно переделал сцену в лесу. В нее введена одичавшая отшельница Вера Шелога, от которой Ольга узнает тайну своего рождения. Матута, во время нападения на богомольцев, убивает Веру. Действие это у Крестовского неимоверно растянуто и грубо мелодраматизировано. К сотрудничеству Крестовского с Римским-Корсаковым был причастен П.И.Чайковский. В письме, отправленном 29 января 1869 года, Римский-Корсаков благодарит его за либретто, но тут же отмечает, что он «не совершенно придерживается его».

Некоторое участие в обработке либретто принимал и виднейший русский художественный критик В.В.Стасов.

Музыкальный кружок, активным членом которого был молодой Н.А. Римский-Корсаков, вошел в историю русского искусства под названием «Могучей кучки». Объединенных им композиторов отличала верность демократическим идеалам и реалистическим принципам отображения действительности, непримиримая борьба против упаднических течений в творческой жизни. Особенно крепкая дружба связывала Н.А.Римского-Корсакова с псковичом Модестом Мусоргским. Некоторое время они даже жили в одной квартире.

Большой знаток народного творчества, М.П.Мусоргский много помогал Н.А.Римскому-Корсакову в сочинении «Псковитянки». Однажды Николай Андреевич сообщил своему другу, что текст хора девушек в лесу, написанный Крестовским, его не удовлетворяет. Тогда Мусоргский прислал ему более лиричный и соответствующий текст псковской песни «Ах ты, дубрава, дубравушка». Мусоргским же был подыскан и текст хора «Из-под холмика, под зеленого, быстра реченька покатилася!». К нему прилагалось следующее письмо Модеста Петровича:

«Друг Корсинька, вот вам текст для бабусек, чествующих Ванятку: по моему уразумению, лучше, если они станут величать царя в самом конце — ибо не даром он Грозный».Больше всего по душе была М.П.Мусоргскому мятежная бунтарская сцена веча с ее мрачным зловещим набатным звоном и разудалой молодецкой песней буйной псковской вольницы:

Притупилися мечи, зазубрились топоры! Гей!

Разве не на чем точить ни мечей, ни топоров! Гей!

Царская цензура не допустила исполнения этой песни со сцены.

«Псковитянка» — первый, но не единственный случай обращения Н.А.Римского-Корсакова к произведениям Л.А.Мея. Оперы «Царская невеста» и «Сервилия» также созданы по сюжетам, разработанным в драмах поэта. По мнению академика Б.В.Асафьева, причину этого тяготения следует искать не в одном лишь меевском претворении русской исторической тематики и стилизации русской песенности. Дело в содержании и эмоциональных нюансах лирики Мея, близких корсаковским, оттуда уже и привлекательность ритмов, ассонансов, аллитераций и вообще интонационной системы меевского стиха.

Часть лета 1868 года Н.А.Римский-Корсаков провел в Кашинском уезде Тверской губернии. Сам он следующими словами описывает творческие результаты этого кратковременного пребывания в глухой русской деревне:

«Помню, как, сидя однажды у себя... я получил... записку с назначением дня отъ езда. Помню, как картина предстоящей поездки в глушь, во внутрь Руси, мгновенно возбудила во мне прилив какой-то любви к русской народной жизни, к ее истории вообще и к «Псковитянке» в частности, и как под впечатлением этих ощущений я присел к роялю и тотчас же симпровизировал тему хора встречи царя Ивана псковским народом...».

В деревне Маковницы Н.А.Римский-Корсаков провел около недели, любуясь хороводами, катаясь верхом с хозяевами имения Лодыженскими и композитором Бородиным. Вечерами друзья садились к роялю и обменивались возникшими за день музыкальными мыслями.

«Возвратившись в Петербург,... — продолжает композитор, — я принялся за некоторые моменты «Псковитянки» и написал сказку «Про царевну Ладу», а также набросал вчерне хор «По малину, по смородину» и игру в горелки. А.Н.Пургольд была превосходной исполнительницей моей сказки. В.В.Стасов восторгался, гудел, шумел. Сказка нравилась и не одному ему».

В 1868 году офицер флота Н.А.Римский-Корсаков попытался включить в один из концертов Русского музыкального общества «Встречный хор» из «Псковитянки». Композитор сам хотел дирижировать оркестром, но получил решительный отказ от морского министра Н.К.Краббе.

«Государю императору, — начертал на прошении композитора сановник, — неблагоугодно, чтобы гг. офицеры вообще являлись публично участниками в исполнении как в концертах, так равно и в театральных представлениях».

Хор из «Псковитянки» все же исполнялся в концертах. Н.А.Римский-Корсаков сообщает в «Летописи», что он прошел малозамеченным. А.П.Бородин, в свою очередь, отмечает в письме к жене, что «Корсиньку и вызывали два раза, но менее единодушно».

В последующих записях 1868 года Н.А.Римский-Корсаков как бы мимоходом говорит, что сочинение «Псковитянки» продвигалось то подряд, то вразброску и ограничивалось обдумыванием и писанием эскиза, а из оркестровой партитуры существовал только встречный хор, впоследствии переделанный с прибавкой оркестра на сцене, и сказка Власьевны с предшествующей сценой Стеши. Новые записи о работе над оперой относятся уже к 1871 году. «С февраля, — пишет композитор, — я принялся усердно за оркестровку «Псковитянки», почти готовой вчерне к этому времени. В течение февраля I действие от начала дуэта Тучи с Ольгой было оркестровано».

Затем другие, более неотложные дела на целых три месяца увели Римского-Корсакова в сторону от «Псковитянки». Он вернулся к ней только летом, и с июля до сентября I , II и 1 картина III действия были вполне окончены в виде оркестровой партитуры. К первым числам октября вторая картина 3-го акта и весь IV акт «Псковитянки» также были окончены. В январе 1872 года композитор завершил работу и над увертюрой.

Н.А.Римский-Корсаков представил либретто оперы в драматическую цензуру. Цензор Фридберг настаивал на том, чтобы в сцене веча были сделаны некоторые изменения и смягчения в тексте. Пришлось покориться. Слова: вече, вольница, степенный посадник и т.п. заменялись сходкой, дружиной, псковским наместником. Цензор объяснил композитору, что все это клонится к тому, чтобы изъять всякий намек на республиканскую форму правления в Пскове и переделать второй акт из веча в простой бунт. Для уяснения сути дела Фридберг пригласил к себе домой Н.А.Римского-Корсакова и М.П.Мусоргского, попросил их сыграть и спеть ему второе действие. Сам он восхищался сценой веча, но в поправках остался непреклонен.

Неожиданно встретилось новое препятствие. В цензуре имелся подписанный еще в 40-х годах Николаем I документ, запрещающий выводить на оперную сцену особ, царствовавших даже до дома Романовых. На вопрос композитора: «почему?» цензор ответил: «а вдруг царь запоет песенку, ну оно и нехорошо». Жизнь полна неожиданностей. Преодолеть этот непредвиденный барьер композитору помог, тот же самый морской министр Н.К.Краббе, который запретил ему дирижировать своим произведением в оркестре. К тому времени он, видимо, понял, что имеет дело с незаурядным человеком, и с величайшей готовностью взялся хлопотать через великого князя Константина об отмене устаревшего «высочайшего повеления». Великий князь также охотно принял на себя это дело, и в скором времени цензура объявила Н.А.Римскому-Корсакову, что царь Иван допущен на оперную сцену. Либретто получило цензурное разрешение лишь при условии, что композитор внесет изменения в сцены веча.

Вскоре дирекция императорских театров уведомила Н.А.Римского-Корсакова, что «Псковитянка» принимается для постановки в следующем сезоне. Это была неожиданная удача. Сам композитор объясняет ее влиянием вмешательства великого князя в цензурные дела. Ход мысли театральной дирекции был примерно таков: сам великий князь Константин интересуется оперой Римского-Корсакова, следовательно, ее отвергать нельзя.

Известный оперный дирижер Э.Ф.Направник не сочувствовал опере Римского-Корсакова, но, вынужденный приспосабливаться к обстоятельствам, приступил к изучению партитуры. Между тем «Псковитянка» уже была известна многим петербургским любителям музыки. Невеста композитора — Надежда Пургольд переложила ее партитуру для фортепьяно с пением. Осенью 1872 года это переложение вышло в свет в издательстве Бесселя. Нередко члены «Могучей кучки» собирались по вечерам у рояля в гостеприимном доме Пургольдов. Модест Мусоргский превосходно пел Грозного, Токмакова и другие мужские партии, смотря по надобности. Молодой доктор Васильев исполнял Матуту и Тучу. Ольгу и мамку пела А.Н.Пургольд. Н.А.Римский-Корсаков и Надежда Пургольд аккомпанировали им в четыре руки.

«Исполнение в таком составе, — с удовлетворением отмечает композитор, — было прекрасное, ясное, горячее и сильное и происходило всякий раз при стечении заинтересованных слушателей».

В Мариинском театре приступили к разучиванию «Псковитянки». Н.А.Римский-Корсаков ходил на спевки и сам аккомпанировал хору, а впоследствии и солистам. Хормейстеры И.А.Помазанский и Е.С.Азеев восхищались оперой. Э.Ф.Направник был сух, мнения своего не высказывал, но неодобрение было заметно помимо его воли. Композитор вспоминает, что исполнители ролей: Ольги — Платонова, няни — Леонова, Михаилы Тучи — Орлов, князя Токмакова — Мельников и другие относились к репетициям добросовестно и были предупредительны к нему. Только О.А.Петров — Грозный жаловался на многие длинноты и сценические погрешности, которые было затруднительно выручать игрой. Впоследствии Римский-Корсаков убедился, что певец был во многом прав, но тогда с горячностью молодости не уступал ни в чем и сокращать ничего не позволял.

На корректурных репетициях оркестра обострились отношения Н.А.Римского- Корсакова с Э.Ф.Направником. Опытный дирижер действовал превосходно, на ходу исправлял ошибки партитуры, но композитору казалось, что он неправильно ведет речитативы. Прошло немало времени, прежде чем Николай Андреевич понял его речитативы, отягченные различными оркестровыми фигурами, были неудобны для непринужденной и свободной декламации. Музыку в сценах нападения Матуты на Ольгу и Михаилу Тучу и прихода Матуты к царю пришлось облегчить, вставив паузы в некоторые длинные фигуры.

Первое представление оперы несколько раз отменялось в связи с болезнью исполнителя роли Михаилы Тучи — артиста Орлова. Оно состоялось 1 января 1873 года в бенефис Платоновой. По мнению самого Римского-Корсакова, исполнение было хорошим. Орлов прекрасно пел в сцене веча. Режиссеры Г.П.Кондратьев и А.Я.Морозов, работавшие с вдохновением, сами надели костюмы и участвовали в движении массы как действующие лица. Петров, Леонова и Платонова также находились на высоте положения. Публика вызывала композитора около пятнадцати раз.

В сезон 1873 года состоялось десять представлений «Псковитянки», и все они дали полные сборы. Изображение псковской вольницы особенно восхищало учащуюся молодежь. Мнения музыкальных критиков оказались разноречивыми. Наряду с серьезным разбором произведения Н.Соловьев, Ф.Толстой и другие допустили недостойное злорадство по поводу незначительных ошибок начинающего композитора.

Успех «Псковитянки» имел для Н.А.Римского-Корсакова одно, совсем неожиданное последствие. В № 6 «Морского сборника» за 1873 год появились датированные 12 мая приказ и объявление генерал-адмирала по морскому ведомству: «Об учреждении должности инспектора музыкантских хоров с присвоением ей как должности IV класса жалования 1000 р., столовых — 1000 р. и квартирных — 800 р., а всего 2800 р.».

Исполнение этой должности генерал-адмирал поручил профессору Петербургской консерватории лейтенанту Н.А.Римскому-Корсакову с переименованием его в коллежские асессоры.

Таким образом, композитор освободился от отнимающей много сил и времени флотской службы и получил возможность с головой окунуться в любимое дело.

Берегов, Н. Творец "Псковитянки" / Н.Берегов. - Псковское отделение Лениздата, 1970. - 84с.

 
наверх