Книга "Солдаты Победы"




Азбука права

Правовой календарь
Консультация юриста
Книги и журналы по праву
Социально значимые законы



Книги-юбиляры - 2016



Виртуальные выставки



Мир чтения

"Большая книга"
"Книга года"
"Национальный бестселлер"
"Русский Букер"
Нобелевская премия по литературе
Букеровская премия



Краеведение для детей

Познай свой край родной

Сайт находится в Белом списке «Позитивного контента»

Сайт является финалистом конкурса «Позитивный контент» - 2014









Мы в сообществах




Архив новостей


Старая версия сайта






Баннеры

Псковская область. Информационно-аналитический портал

Псковская лента новостей

Официальный интернет-портал правовой информации

Официальный сайт города Пскова и Псковской городской Думы

Официальный сайт Администрации г. Пскова

Историко-культурное наследие. Официальный сайт Псковской области

Национальный информационно-библиотечный центр ЛИБНЕТ

Российская библиотечная ассоциация

Поиск в электронном каталоге СИГЛА

Юридические услуги. Традиционно надежно

Сводный каталог библиотек России в свободном доступе - навигатор библиотечных ресурсов




МОРОЗКИНА ЕЛЕНА НИКОЛАЕВНА

(1922 - 1999)
Искусствовед, архитектор, писатель, поэт

Е.Н.Морозкина в Рождественском соборе Снетогорского монастыря, ноябрь 1979 года

Родилась в п.Черный бор (Смоленская область).
Морозкина Елена Николаевна закончила школу в Смоленске и через два дня после выпускного вечера ушла добровольцем на фронт, воевала рядовым в зенитной части.
После окончания Великой Отечественной войны поступила в Московский строительный институт, работала в реставрационной мастерской, посвятив себя изучению древнерусской архитектуры и искусства.
Впоследствии главной целью ее жизни стал древний Псков, его искусство и архитектура, прежде всего, Крыпецкий монастырь, который она буквально открыла для всех в 1957 году.
Ее стараниями были спасены от гибели и безвестности многие псковские памятники.
Диссертация Елены Николаевны была посвящена церковному зодчеству Пскова. Десять лет она работала над этой темой под научным руководством Николая Ивановича Брунова.
Результатом поездок по псковской земле стали многочисленные статьи и книги.
Всю жизнь в Е. Н. Морозкиной жил поэт и художник, в ее стихах запечатлена любовь к Псковщине - все это научное и литературное наследие легло ценной строкой в летопись нашего древнего края.
На доме, где жила Е. Н. Морозкина (Псков, Рижский пр.57), установлена мемориальная доска.

В Псково-Печерском монатыре, 1962г.

1950 год

В Измайлове, 1-я половина 50-х г.

Е.Морозкина у Крыпецкого монастыря, 1958г.

Над ручьём, вытекавшим из Святого озера Крыпецкого монастыря, 1958г.

Елеазаров монастырь, конец 50-х годов

Во дворе Поганкиных палат, конец 60-х годов. Л.А.Творогов и Е.Н.Морозкина со студентами.

1944 год

Cтанислав Золотцев
ПОДВИЖНИЦА
(ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ Е.Н. МОРОЗКИНОЙ)

...Есть в нашем языке слово, трудно поддающееся переводу на другие наречия. Это - подвижник. Слово, вобравшее в себя многое как из отечественной истории, так и из особенностей нашей национальной натуры. Подвижником на Руси звали и страстотерпца, всю жизнь шедшего «против течения» ради осуществления своего «верую», и оставшегося безвестным сельского учителя, который воспитал в глуши не одно поколение детей, и садовника, растившего сад на болоте или на камнях и знавшего, что плоды сада достанутся лишь его потомкам. Подвижник - человек, одержимый единой целью служить не временному и суетному, а высшему смыслу бытия, и никакие тернии судьбы, лишения и испытания не могут заставить его свернуть со своей стези...

Елена Николаевна Морозкина была подвижницей. Во всём она была ею. Во всех делах и деяниях, которыми она занималась в течение своей немалой и многотрудной жизни. Многотрудной - не только числом трудностей, горестей и утрат (хотя и в этом смысле тоже), но прежде всего - числом трудов. Многогранность её творческой личности просто потрясает. Учёный, историк отечественного зодчества, архитектор, реставратор. Художница... Поэтесса милостью Божией. И во всём - подвижница.

Даже если б только одно в своей жизни сделала Елена Николаевна - спасла одну из самых заповедных святынь православного благочестия на Псковщине, Крыпецкий монастырь, - и тогда она стала б достойна этого титула (особенно в глазах тех, кому ведомо, какие громы-молнии гремели над её головою тогда, в «атеистические времена»). Но Морозкиной были либо спасены от разрушения, либо реставрированы, или, по крайней мере, «паспортизированы», запечатлены пером архитектора-историка для восстановления в лучшие времена, словом, сохранены от забвения и уничтожения множество храмов, дворцов, особняков, памятников церковной и светской архитектуры - причём не только на псковской земле, но и в Новгороде Великом, и в её родном Смоленске, и в других краях России...

Об этой стороне жизнедеятельности Е.Н. Морозкиной рассказывает нам только что вышедшая - заветная, много лет ожидавшая выхода - первая посмертная её книга, «Довмонтов город. Кром. Псков». Но самым наилучшим образом в приложении к этой книге рассказывают о своей «маме Лене» (да, именно так они её звали) те, кого подвижница вырастила своими последователями - бывшие её студенты по Архитектурному институту. Люди, которых она в течение многих лет буквально «заряжала» своей истовой любовью к русскому зодчеству, к отечественной истории, к культуре России в целом, красоте нашей земли - к Отечеству. Завет "Художник, воспитай ученика" Морозкина выполнила самой полной мерой. Многие из бывших её студентов сами уже стали ведущими Мастерами своего искусства (но это - не единственное их благодарение своей наставнице: именно они помогли ей в издании последних её прижизненных книг, они издали и посмертную...) Будь Елена Николаевна иной по натуре своей - не стала бы солдатом Великой Отечественной войны. Именно воином - не медсестрой, не санитаркой даже, что тоже было бы достойно, но - «пушкарём», рядовым в женском артиллерийском подразделении. Тягчайший ратный труд даже для крепких мужчин -он осилен был юной русской девушкой!

...Но будь она иной - не была бы поэтом. А поэтом она тоже была во всём. Всё, чем она занималась в жизни своей, становилось поэзией. Особенно это стало очевидно в псковский, последний период её судьбы, когда наш город «перевесил» для Морозкиной - учёного, реставратора и искусствоведа все иные края Руси, родные ей или исхоженные ею. Она стала настоящей «скобарихой» в 70-е годы, исследуя и возрождая жемчужины древнерусского зодчества в нашем краю. Псков и Псковщина стали для неё и главным источником поэтического вдохновения (вышедшая в Москве в 1999 году большая книга избранного «Осенняя песня» наполовину состоит из псковских по тематике стихов, а название книжки, появившейся буквально за несколько дней до смерти автора - «Святогорье» - говорит само за себя).

...И с высоты многовековой
Собор в сияньи облаков,
И эту пыльную подкову
На счастье подарил мне Псков.

На счастье... Трудно сказать (да и можно ли давать определения в таких случаях), счастьем ли в полном смысле этого слова обернулись для Елены Морозкиной встреча, а затем и житейский союз с Игорем Григорьевым, поэтом большой природной силы, фронтовиком с трагической судьбой, человеком непростого, а порой и тяжёлого характера... Одно очевидно: эти два поэта, каждый из которых к моменту их встречи был уже немолод и имел за плечами свой немалый груз «сердца горестных замет», очень многое дали друг другу. Двадцать лет их совместной жизни стали ещё одной гранью подвижничества Елены Морозкиной. Без преувеличения можно сказать: Игорь Николаевич просто не прожил бы этих двух десятилетий, не будь с ним рядом Елена Николаевна...

«Оставайся там, где был. Оставайся тем, что есть. Сократи свой скорбный пыл, Сбереги свой ум и честь», - вот одно из женски-мудрых «увещеваний», с которыми она обращалась к своему мужу, до старости остававшемуся неуёмно-жёстким, не приемлющим компромиссов. Потому и был И. Григорьев не по нраву ряду власть имущих Пскова и области, в том числе и чиновникам от литературы. Вот и Морозкина - как поэтесса - оказалась в том же самом положении. Музейщики и реставраторы её очень высоко ценили, многие просто боготворили, но путь в цех профессиональных литераторов был ей надолго заказан.

...Когда в начале 1997 года на заседании Приёмной Коллегии Союза писателей утверждали приём в СП Морозкиной, многие «мэтры», потрясённые глубиной и многогранностью её творческого мира, задавали автору этих заметок (как руководителю псковского отделения СП) возмущённый вопрос: почему её столь долго не принимали в Союз. Я не стал ссылаться ни на неразумных предшественников моих, ни на глупые пункты прежних писательских уставов, предпочел ответить так: «Потому, что Морозкина во всём - истинная русская поэтесса!» Многоопытные коллеги всё поняли... С другой стороны, её несуетная творческая жизнь в Пскове стала плодотворнейшим временем для поэтессы. Наставничество И.Григорьева, поэта высокого вкуса и большой строгости, принесло ей немалую пользу. В творениях Морозкиной стала сквозь стихийно-взвихренный прежний почерк проступать словесно-образная «чеканка», столь необходимая с любителями поэзии на равных. К 90-м годам Елена Николаевна пришла в полной зрелости своего недюжинного художественного дара.

Услышь меня, Господь!
Дай бодрости и силы.
Чтоб видеть земь и водь.
И дальние огни.
Услышь меня, Господь!
Спаси мою Россию!
И стать её, и плоть,
И душу сохрани.

Это - одно из последних поэтических молений подвижницы... Да, лишь в последнее десятилетие её жизни стали выходить в свет полнокровные книги её стихов. Да, её поэтическая судьба сложилась очень тернисто и к зениту своему пришла в годы, когда подлинная русская словесность в России оказалась, по существу, «в загоне». Но именно поэтому верится: по мере возрождения страны будет утверждаться в душах и умах ценителей отечественной поэзии это имя - Елена Морозкина...

А нам, псковичам, остаётся хранить светлую память о ней и гордиться, что она была нашей землячкой.

Золотцев С.
Подвижница
(штрихи к портрету Е.Н.Морозкиной) / С.Золотцев // На рубеже тысячелетий: Книга о людях культуры и искусства. 1 том.- Псков, 2002. - С.128 - 130.

 
 
наверх