Книга "Солдаты Победы"




Азбука права

Правовой календарь
Консультация юриста
Книги и журналы по праву
Социально значимые законы



Книги-юбиляры - 2016



Виртуальные выставки



Мир чтения

"Большая книга"
"Книга года"
"Национальный бестселлер"
"Русский Букер"
Нобелевская премия по литературе
Букеровская премия



Краеведение для детей

Познай свой край родной

Сайт находится в Белом списке «Позитивного контента»

Сайт является финалистом конкурса «Позитивный контент» - 2014









Мы в сообществах




Архив новостей


Старая версия сайта






Баннеры

Псковская область. Информационно-аналитический портал

Псковская лента новостей

Официальный интернет-портал правовой информации

Официальный сайт города Пскова и Псковской городской Думы

Официальный сайт Администрации г. Пскова

Историко-культурное наследие. Официальный сайт Псковской области

Национальный информационно-библиотечный центр ЛИБНЕТ

Российская библиотечная ассоциация

Поиск в электронном каталоге СИГЛА

Юридические услуги. Традиционно надежно

Сводный каталог библиотек России в свободном доступе - навигатор библиотечных ресурсов




КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

(1870 – 1938)
Писатель

Куприн Александр Иванович

20 января 1910 года остановился в Пскове, принес в редакцию газеты «Псковская жизнь» путевую зарисовку «В трамвае».

Редакция газеты «Псковская жизнь» находилась в доме Батова на Архангельской улице (ныне ул. Ленина, 8).


«Куприн отправился из Петербурга в Ригу.
В пути он познакомился с каким-то человеком, вообразил, что это старый опытный железнодорожный вор, и решил выведать у него тайны профессии… начал его усиленно потчевать, и для этого они выходили на каждой станции…
Кончилось тем, что Куприн перепутал поезда и поехал обратно. У него хватило средств только на билет до Пскова. Ночуя на вокзале, Александр Иванович написал рассказ «В трамвае» и отнес его в редакцию местной газеты. На полученный гонорар добрался до Риги».

(из книги Н.К. Вержбицкого «Встречи с Куприным», глава «Обаятельный чудак»).

Позднее из «псковского наброска» вырос лирический рассказ «В трамвае» (1912).

Автобиографическая повесть «Купол Св. Исаакия Далматского» была написана А.И. Куприным по воспоминаниям о событиях, которые происходили в Гатчине осенью 1919 года. Написана повесть в Риге в 1928 году.

«Когда вошел славный Талабский полк в Гатчину – я точно не помню; знаю только, что в ночь на 15, 16 или 17 октября. Я еще подумал тогда, что дни второй половины октября часто были роковыми для России...

Вдруг среди нас как-то внезапно оказалась толстая, незнакомая, говорливая баба...

- Идите, идите, - затараторила она, оживленно размахивая руками. - Ничего не бойтесь. Пришли, поскидали большевиков и – никого не трогают!

- Кто пришли-то, милая? – спросил я.

- А шведа пришли, батюшка, шведы. И все так чинно, мирно, благородно, по-хорошему. Шведы, батюшка.

- Откуда же вы узнали, что шведы?

- А как же не узнать? В кожаных куртках все... железные шапки... Большевицкие объявления со стен сдирают. И так-то ругаются, так-то ругаются на большевиков!

- По-шведски ругаются?

- Какое по-шведски! Прямо по-русски, по-матерну, да так, что на ногах не устоишь...

Отвязались от нее... На правом углу Елизаветинской и Баговутовской, около низенького зеленого, точно игрушечного пулемета, широко расставив ноги, в кожаной куртке и с французским шлемом на голове торчал чистокровный швед Псковской губернии. Был он большой, свежий, плотный, уверенный в себе, грудастый. Его широко расставленные зоркие глаза искрились умом и лукавой улыбкой...

Я... не утерпел, чтобы не поточить язык:

- А вы сами псковские будете?

- Мы-то? Псковские.

- Скобари, значит?

- Это самое. Так нас иногда дражнят».

«За обедом и потом за чаем Р-ский рассказал нам о последних эпизодах наступления на Гатчину...

- Возьмите Талабский полк. Он вчера первым вошел в Гатчину. Основной кадр его это рыбаки с Талабского озера. У них до сих пор и говор свой собственный, все они цокают: поросеноцек, курецька, цицверг. А в боях – тигры. До Гатчины они трое суток дрались без перерыва; когда спали – неизвестно».

«Я пламенный бард С.-з. армии. Я никогда не устану удивляться ее героизму и воспевать его...

Формировались полки и добавлялись, можно сказать, на ходу. Иногда по составам батальонов можно было проследить историю полка, как историю земли по геологическим наслоениям. Вот, например, знаменитый Талабский полк:

1-й батальон: рыбаки с Талабских островов (Великое озеро, близ Чудского). Это основа и первый кадр.

2-й батальон: старообрядцы и жители подгатчинских сел (вторые – превосходные проводники).

- 3 батальон: вятичи и пленные матросы (матросы были первоклассными бойцами).

Во все три батальона в значительном количестве вошла учащаяся молодежь Ямбурга и других ближних мест. Большинство этих юношей не вернулось домой. Погибли»...

«Красные солдаты сдавались и переходили сотнями...

Многие коммунисты умирали смело...

Курсанты дрались отчаянно. Они бросались на белые танки с голыми руками, вцеплялись в них и гибли десятками...

Но и красные солдаты, а впоследствии курсанты и матросы, в день плена, присевши вечером к ротному котлу, не слыша ни брани, ни насмешки от недавних врагов, быстро оттаивали...

Один стрелок из рыбаков, не вставая (на отдыхе и за едою стрелки не встают), говорит на чисто талабском языке:

- Он только цицась пересодцы. Есцо сумушаетцы. Ницого парень. Оклемаетсцы.

А еще дальше пленный солдат объясняет, что терпеть до слез нельзя, когда белые поют... Про «Дуню Фомину» услышал, да так потянуло. «Это тебе не «тырционал»...

Пермикин говорил нередко стрелкам:

- Война не страшна ни мне, ни вам. Ужасно то, что братьям довелось убивать братьев. Чем скорее мы ее покончим, тем меньше жертв».

«Нет ничего мудрее, вернее и страшнее русской поговорки: «пришла беда – отворяй ворота».

Божество удачи отвернулось от самоотверженной горсточки железных людей, составлявших Северо-западную армию...

Талабский полк покинул Гатчину после всех. Он обеспечивает мелкими, но частыми арьергардными атаками отступление армии и великого множества беженцев из питерских пригородов. Наступает зима. У Нарвы русские полки не пропускаются за проволочное ограждение эстонцами. Люди кучами замерзают в эту ночь. Потом Нарва, Ревель и бараки, заваленные русскими воинами, умирающими от тифов. В бараках солдаты служили офицерам и офицеры солдатам. Но это уже не моя тема.

Я только склоняю почтительно голову перед героями всех добровольческих армий и отрядов, полагавших бескорыстно и самоотверженно душу свою за други своя».

Рига, 1928 год.


Использованная литература:

  • Куприн А.И. Купол Св. Исаакия Далматского / А. Куприн, Л. Зуров. – М., 2007. – 413 с. – (Белогвардейский роман).


 
наверх