Книга "Солдаты Победы"




Азбука права

Правовой календарь
Консультация юриста
Книги и журналы по праву
Социально значимые законы



Книги-юбиляры - 2017



Виртуальные выставки



Мир чтения

"Большая книга"
"Книга года"
"Национальный бестселлер"
"Русский Букер"
Нобелевская премия по литературе
Букеровская премия



Краеведение для детей

Познай свой край родной

Сайт находится в Белом списке «Позитивного контента»

Сайт является финалистом конкурса «Позитивный контент» - 2014









Мы в сообществах




Архив новостей


Старая версия сайта









ПСКОВ В РОМАНЕ В.А.КАВЕРИНА "ДВА КАПИТАНА"

Экспозиция музея романа Два капитана

В своей статье "Очерк работы" В.А.Каверин признавался, как много в его писательской манере значат конкретность представления, точность знания и факта, острая предметная память. Пообещав себе однажды "не давать воли воображению", писатель воссоздает художественное пространство своих произведений при помощи знакомых, изученных до мелочей, а главное любимых и близких реалий. Из таких конкретных деталей создается в творчестве Каверина обобщенный образ старого города. И хоть в его романах он называется по-разному - Энск в "Двух капитанах", Лопахин в "Открытой книге", просто "этот город" в повести "Конец хазы" - он всегда узнаваем и в своем историко-географическом обличии, и в том лирическом очертании, которое выдает биографическую связь с ним автора-повествователя.
Рассказывая, как положил он в основу романа "Два капитана" историю молодого человека, услышанную в 1936 г. в санатории под Ленинградом, писатель признался, что перенес детство героя в свой "родной городок, назвал его Энском. Недаром же мои земляки легко разгадывают подлинное название города, в котором родился и вырос Саня Григорьев!" Когда были написаны первые главы, писателю стало ясно, что именно в этом маленьком городке должно произойти что-то необычайное - случай, событие, встреча, "свет арктических звезд, случайно упавший в маленький, заброшенный город".

Роман "Два капитана"


"Два капитана". Том 1. Часть 1. Глава 14. "Бегство. Я не сплю. Я притворяюсь, что сплю."

Соборный сад. Территория Псковского Кремля нач.20 века. Старая открытка.

Разумеется можно было просто уйти из дому - и поминай как звали! Но Петька решил, что это неинтересно, и выработал довольно сложный план, поразивший меня своей таинственностью.
Во-первых, мы должны были дать друг другу "кровавую клятву дружбы". Вот она:
"Кто изменит этому честному слову - не получит пощады, пока не сосчитает, сколько в море песку, сколько деревьев в лесу, сколько с неба падает дождевых капель. Захочет идти вперед - посылай назад, захочет идти налево - посылай направо. Как я ударяю моей шапкой о землю, так гром поразит того, кто нарушит это честное слово. Бороться и искать, найти и не сдаваться".
По очереди произнося эту клятву, мы должны были пожать друг другу руки и разом ударить шапками о землю. Это было сделано в Соборном саду накануне отъезда. Я сказал клятву наизусть, Петька прочитал по бумажке. Потом он уколол палец булавкой и расписался на бумажке кровью: "П.С.", то есть Петр Сковородников. Я с трудом нацарапал: "А.Г.", то есть Александр Григорьев.

"Два капитана". Том 1. Часть 3. Глава 5. "Катин отец".

Псковский вокзал. Старая открытка.

За столом было очень весело, много народу, все смеялись и громко говорили. Но вот отец встал с бокалом вина, и сразу все замолчали. Катька не понимала, что он говорил, но она помнила, что все захлопали и закричали "ура", когда он кончил, а бабушка снова пробормотала: "Господи!" - и вздохнула. Потом все прощались с отцом и еще с какими-то моряками, и он на прощанье высоко подкинул Катьку и поймал своими добрыми, большими руками.
"Ну, Маша", - сказал он маме. И они поцеловались крест-накрест...
Это был прощальный ужин и проводы капитана Татаринова на Энском вокзале. В мае двенадцатого года он приехал в Энск проститься с семьей, а в середине июня вышел на шхуне "Св. Мария" из Петербурга во Владивосток...

"Два капитана". Том 1. Часть 3. Глава 12. "Родной дом"

Псков. Кахановский бульвар. Старая открытка.

Как хорошо вернуться в родной город после восьмилетней разлуки! Все знакомо - и не знакомо. Неужели это губернаторский дом? Когда-то он казался мне огромным. Неужели это Застенная? Разве она была такая узенькая и кривая? Неужели это Лопухинский бульвар? Но бульвар утешил меня: за липами вдоль всей главной аллеи тянулись прекрасные новые здания. Черные липы были как будто нарисованы на белом фоне, и черные тени от них косо лежали на белом снегу - это было очень красиво.
Я быстро шел и на каждом шагу то узнавал старое, то поражался переменам. Вот приют, в который тетя Даша собиралась отдать нас с сестрой; он стал зеленого цвета, и на стене появилась большая мраморная доска с золотыми буквами. Я прочел и не поверил глазам. "В этом доме в 1824 году останавливался Александр Сергеевич Пушкин". Черт возьми! В этом доме! То-то задрали бы нос приютские, если бы они это знали.
А вот и "присутственные места", в которые мы с мамой когда-то носили прошение! Они стали теперь совсем "неприсутственными", старинные низкие решетки были сняты с окон, и у ворот висела дощечка: "Дом культуры".
А вот и Крепостной вал...

"Два капитана". Том 1. Часть 3. Глава 14. "Свидание в Соборном саду."Не верь этому человеку".

Поганкины палаты. Старая открытка.

Накануне мы условились пойти в городской музей. Саня хотела показать нам этот музей, которым в Энске очень гордились. Он помещался в Поганкиных палатах - старинном купеческом здании, о котором Петя Сковородников когда-то рассказывал, что оно набито золотом, а в подвале замурован сам купец Поганкин и кто войдет в подвал, того он задушит. И действительно, дверь в подвал была закрыта, и на ней висел огромный замок, наверно XII века, но зато окна открыты, и через них возчики бросали в подвал дрова.


 
наверх