Книга "Солдаты Победы"




Азбука права

Правовой календарь
Консультация юриста
Книги и журналы по праву
Социально значимые законы



Книги-юбиляры - 2016



Виртуальные выставки



Мир чтения

"Большая книга"
"Книга года"
"Национальный бестселлер"
"Русский Букер"
Нобелевская премия по литературе
Букеровская премия



Краеведение для детей

Познай свой край родной

Сайт находится в Белом списке «Позитивного контента»

Сайт является финалистом конкурса «Позитивный контент» - 2014









Мы в сообществах




Архив новостей


Старая версия сайта






Баннеры

Псковская область. Информационно-аналитический портал

Псковская лента новостей

Официальный интернет-портал правовой информации

Официальный сайт города Пскова и Псковской городской Думы

Официальный сайт Администрации г. Пскова

Историко-культурное наследие. Официальный сайт Псковской области

Национальный информационно-библиотечный центр ЛИБНЕТ

Российская библиотечная ассоциация

Поиск в электронном каталоге СИГЛА

Юридические услуги. Традиционно надежно

Сводный каталог библиотек России в свободном доступе - навигатор библиотечных ресурсов




ГОРЕЛИКОВА ТАТЬЯНА ВИКТОРОВНА

(род.1958 год)
Поэт

Стихотворения Т.В.Гореликовой

Татьяна Викторовна Гореликова — член Союза писателей России с 2004 года, поэтесса.
Родилась в 1958 году в м.Киверево Псковской области в семье рабочих. С 1960 года живёт в Пскове. Образование среднее профессиональное. Работала на Псковском льнокомбинате; с 1991 года работает в Псковской областной типографии монтажистом. Публиковалась в сборниках и альманахах: «На ладонях небес», «Берёзы, не покидайте Россию», «Пскова негасимый свет», «На берегах Великой и Псковы», «Скобари», «Вижу как сейчас...», «С любовью женская душа», «Антология одного стихотворения», «Молодая гвардия», «Псковская энциклопедия 903-2007», «Родная Ладога» — 2008 г.
Псковскому читателю её имя стало известно после первой книги стихотворений «Стихи — моя Молитва», изданной в 1999 году.
Двумя годами позже выходит второй поэтический сборник -«Падающая звезда». Эта книга посвящена светлой памяти воинов, шагнувших в бессмертие — героям-спецназовцам воинской части 64044, героям-десантникам 6-й роты 76-й Черниговской дивизии. Книга была подарена семьям погибших воинов.
«Зачем пришла я в этот мир...» — под таким названием вышел третий сборник стихов Татьяны Гореликовой в 2004 году.
Автора стихов волнуют те же темы, что и всех: любовь, смысл бытия, поиск утраченной веры, судьба родной земли. Облекая в своеобразную мелодическую форму строчки стихов, поэтесса приглашает читателя внимательно присмотреться к окружающему миру, чтобы ощутить радость жизни.
В 2007 году увидел свет четвёртый авторский сборник «Что нашёптывают листья...». В него вошли стихотворения разных лет. Эта уже третья книга Т.В.Гореликовой, выпущенная в стенах родной типографии.



Что же нашёптывают листья?

Михаил Иванов
23 сентября 2007г.

В книжном магазине нашего города, том, что на Октябрьском проспекте, в отделе литературы о псковском крае, я увидел несколько книжек небольшого формата со стихами поэтов - Ивана Иванова, Игоря Исаева, Веры Сергеевой, Ларины Федотовой, Татьяны Гореликовой. Будучи неравнодушен к поэзии со школьных лет, захотелось поближе познакомиться с творчеством земляков. К счастью, мне удалось встретиться с авторами, что в большей степени привлекло к их творениям, поскольку они оказались прекрасными собеседниками и замечательными людьми.

Есть какая-то особенность психологии человека - настороженно относиться к незнакомому собеседнику. Какова его сущность? Чем живёт? Каков его внутренний мир? Что называется - чем дышит? Особенно это заметно при встрече с иностранцами, что не один раз случалось ощутить во время войны в оккупации, а особенно когда освобождали европейские страны: стоит перед тобою человек - кто он? Друг или враг? Преградой к познанию сущности незнакомца служило незнание языка. И вдруг, на твои ответы или вопросы он начинает отвечать пусть искажёнными, но всё же понятными словами, например, на польском, чешском или немецком, которые ты, пусть не в совершенстве, но понимаешь.

И пелена отчуждённости спадает, почему-то возникает чувство доверия, (не может же человек, говорящий на твоём языке быть недоброжелателем), появляется просвет в мир души или, по крайней мере, возможность найти взаимопонимание.

Нечто подобное ощущаешь и при встрече с книгой любого автора, особенно поэта. Духовный мир Пушкина, Есенина, Маяковского полностью раскрыт в их стихах, мы и себя познаём с помощью их стихотворений.

Знакомясь с творчеством наших поэтов, я как бы вошёл во дворец поэзии, в котором есть выставка картин, нарисованных не красками, а с помощью слов великого русского языка, и, открывая обложку книги, я как бы открываю дверь в зал с полотнами поэта. Вот, например, картины Татьяны Викторовны Гореликовой. Картин много. Привлекает внимание стенд под названием «Что нашёптывают листья».

«Что же они нашёптывают?» - думаю.

О том, что листья умеют нашёптывать - я знал, слушал однажды лепет тополиных листьев, когда спустя много лет посетил деревню Юрково в Дновском районе и прислонился спиной к стволу того дерева, под которым стоял с автоматом на посту, охраняя сон друзей-партизан. Мы вместе вспомнили о тех, кто погиб на другой день в ожесточённом бою с карателями. Стоял тот тополь один на месте бывшей деревни. Он спрашивал о судьбе тех, кого видел в ту зимнюю пору января 44 года, поведал о бедах своих односельчан, сполна испивших чашу оккупационного и послевоенного горя. Я в свою очередь поведал о судьбе наших общих друзей.

О чём же шептали листья поэтессе?

«Ты и я» - короткий, броский заголовок над серией картин. Ночь. Лунный свет «оплетает лучами ограду». В саду двое. «Отведав зелья приворотного», обнявшись, они, причастившись серебристою росой, жадно припали друг к другу губами, стараются «испить до исступленья из греховной чаши бытия» всю гамму чувств влюблённых, стараются понять как близки они, готовые обвенчаться, к тому, что б «в объятьях засыпать и только в них в томленье просыпаться».

Картине лунной ночи посвящены многие строки стихов: «Ночь раскинула шатёр нам с тобою. И горит любви костёр под луною».

Жизнь сложна. В женской доле и мёд бывает горьким. Об этом ведает стих с таким же названием.

Героиня стихов представляется мне удивительно богатой и щедрой на доброту и ласку русской женщиной почему-то очень похожей на автора, портрет которой увидел на обратной стороне книжки и каковую заметил при встрече - истинною славянкой, не такой уж внешне величавой, но воистину пушкинской, с таким же именем - Татьяна.

Читая стихи её, я поневоле сравнивал их со стихами Сергея Есенина, чья душевная лирика удивительно связана с природой, с цветами, деревьями. «Там я вербу встретил и сосну приметил» -пишет Сергей. Даже некоторые схожести в признаниях берёзки есть у обоих авторов. «И за голые колени обнимал меня» у Есенина, то у Татьяны: «Берёзы моют ноги у пруда, подставив солнцу белые колени».

В одной из автобиографий, удивительно краткой, Есенин сказал: «Остальное - в моих стихах».

Так и здесь - мне почему-то показалось, что я читаю автобиографию поэтессы. Лишь не могу смириться с тем, что на её долю выпали столь значительные испытания - быть не женой, а попутчицей, сошлись, как я понял с мужем, не по судьбе, что они теперь ни друзья, ни враги, да и колокол раззвонил об их ссоре, что «объятья нежные твои теперь, как реки обмелели. Слагают песни соловьи чужие. Наши - улетели» - признаётся, уставшая прощать и просить, растерявшая мечты женщина, которую любил и снова находил тот, кто когда-то ночью тёмной проводил её домой. И как многие русские страдалицы-женщины героиня винит во всём себя, задавая извечный вопрос: «Кто виноват?». Сама же отвечает, мол, не уберегла любовь. И так же, как многие из них в ответ на просьбу: «Прости, любимая!» ответит: «Бог тебя простит». А сама: «Слезинку смахну украдкой, но так, чтоб не увидал. Назвал ты меня загадкой, но так и не разгадал».

А вот и другая картина - поле с колосьями ржи. Ну, чем не шишкинская «Рожь» в период бабьего лета только с улетающими журавлями, когда «гуляют до рассвета звёзды в просини густой», когда «серебрится паутина и туманов седина, да бусы стройная рябина примеряет у окна». Поразительно красочно прорисованы художником слова картины осени. Они воспринимаются им наиболее ярко и точно в результате бесед-откровениий с подружками-берёзками, которые «не таясь, подобрав сарафаны, зазывают пойти погулять на поля, в голубые туманы», к клёну, на ветвях качающему зарю, к шалуну-ручейку, что «лепечет, как ребёнок, в густой запутавшись траве», чтоб подсмотреть, как «берёза, российская дочь (какое прекрасное сравнение!!!) расстаётся с кудрявыми косами».

Удивительно прекрасны пейзажи осени: «Разомлели тучные стога, бронзой налились колосья хлеба. Отдыхают росные луга под покровом бархатного неба». Только влюблённый в природу художник может увидеть бронзовые колосья и бархатное небо.

Осень у автора навевает мысли о близости пристанища иного в ином мире. Такую осень героиня не хочет принять: «оставь меня осень, не надо...» - умоляет она.

А вот как автор рисует преддверие зимы: «Зацепилась туча за макушки сосен, изорвав одежду, отступает осень...Реже солнца лучик по деревьям скачет, и дождём холодным небо плачет».

Но зима же приносит и душевное успокоение. «Мне по душе её покой. Деревья в инее как свечки стоят над сонною рекой.. .Не загасить зиме холодной сиянье звёздное в ночи пока стекло на глади водной играет отблеском свечи».

Продолжаю осмотр. Делаю шаг по залу в сторону новых экспозиций и вижу новые картины: « Встаёт над Россией рассвет бледнолицый. И ветви берёзы - (подчёркиваю необычность авторского сравнения) КАК ХВОСТ КОБЫЛИЦЫ. А облако рвано трепещет краями. Столбы у дороги качаются пьяно».

Нельзя без волнения читать признание автора в любви к отчему краю: «Куда ни глянь - такая благодать, а в томной тишине такая сила, что хочется от радости рыдать у ног твоих, любимая Россия». И в то же время автор не может не заметить, что в деревеньке родной «Ставни наспех заколочены, паутиной оторочены, у церквушки за околицей лишь осина Богу молится».

Красоты Пскова, куда попала героиня, не могли не попасть в авторскую галерею: «Привет, дружище, старый город Псков! С тобою узы сохраняю свято».Будучи деревенской от рождения герой-автор городские виды обрисовывает сквозь призму сельского пейзажа. Там, в деревне, туча зацепилась за макушки сосен, то здесь «облако в прозрачной сини дня вдруг зацепилось за кресты собора». Всё городское воспринимается автором по-своему с применением ею найденных красок. «Над Великою-рекой, над рекой Мирожкою осыпается снежок серебристою крошкою. Вековые тополя с ветром обнимаются. На церковных куполах облака качаются».

Интересно и то, что, в отличие от картин, нарисованных масляными красками или пастелью, с полотен Гореликовой «с переливом льются звуки славной Троице под стать». Ощущаешь не только звуки, но и запахи.

В то же время с большой болью автор отмечает, что «мир ослеп, если на помойках дети ищут хлеб. Чёрствую горбушку с нищего стола худенькой ручонкой девочка взяла». С не меньшей болью обрисовывает автор нищего, который «стоял на холодном ветру и ценил проходящих глазами.. .Он держался - живой, неживой, -подаянья людей принимая. Виновато качал головой, и прощенья прося и прощая». После таких слов мне тотчас же вспомнились картины Маковского, Перова. Та же безысходность, те же трепыхающиеся на ветру лохмотья.

Я был уверен, что героиня, попав в город, не может не посетить отчий дом в деревне, коль скоро снова и снова возвращается к деревенской теме - опять и опять появляются картины «забытых Богом уголков, где на рассвете ставни не стучат, жизни нет в пустых глазницах окон», как не мог не посетить и я свой дом -перестроенный, чудом уцелевший довоенный сарай, в который я вложил невероятно много сил и труда, находящийся в Молодях, как и другие дома в этой деревне, «с крышей, съехавшей папахой, с пустыми глазницами окон», отчего мне, как участнику Великой Отечественной войны, прошедшему с боями пол-Европы становится невыносимо обидно за Державу. «Окна - мутные глаза - пеленой застило. И глядит на небеса хата, как могила». Это и о моей бывшей хате.

Если автор восклицает: «Родина любимая моя, отчего на сердце так тоскливо?» и «слёзы льёт, печали не тая», то я не имел права, как мужчина, плакать при виде всего, что творится в селе, где провели детство мои дети, лишь старался понять причины свершившегося на Родине несчастья и, как учитель, включился в поиски новых путей для возрождения России хотя бы с помощью учеников и тех здоровых сил в лице нового поколения - внуков. К счастью мои дети хоть и разлетелись, но вместе с внуками приезжают и обнимают нас с женой у родного тына в отличие от того деда в растрёпанной фуфайке несущего вязанку дров, о котором так скорбно поведала поэтесса.

А вот и поразительно знакомая картина - вид из моего дачного окна: «в золотисто-огненной крылатке солнце разомлевшее плывёт. На лугу игривая лошадка лижет одуванчиковый мёд». Только у меня с того одуванчикового луга стадами, обгоняя ветерок, пчела в мой сад летела.

Нет, не могла душа поэта пройти мимо братских могил, будь то в Красухе или на на угоре, где виднелся могильный холмик, а тем более не коснуться судеб вдов, жён и матерей в чей дом «влетела птицей телеграмма - сын на поле брани принял смертный бой», кому «надежды не оставила война и вдовьи ночи стали непомерно длинными, и глохнет под окошком тишина». И всё же мать, «не теряя надежды, ладит воскресный пирог. Ходит она, как и прежде, на перекрёсток дорог».

Прекрасные в том зале висят портреты самых близких автору людей, особенно матери: «Спасибо, мамочка, поклон тебе земной, свои стихи дарю тебе одной, пусть никогда горючая слеза не омрачит ни сердце, ни глаза»; бабушки, для которой она венок сплетала «что бы бабушка моя молодою стала»; свекрови: «я её любила, как могла, не свекровью - матерью звала»; дочери: «На моих руках цветок - маленькая крошка. Словно нежный лепесток тёплая ладошка», сестры Вали. И внука, которого ведёт за ручку.

Иногда в стихи прорываются слова о нелёгкой женской доле: «Кастрюли, картошка, немытые окна, тяну до получки скупую зарплату. Ложится на жизни златые волокна в засаленных пятнах худая заплата». И как итог перестройки, на которую многие рассчитывали как на начало лучшей жизни, автор с горечью констатирует: «Гавайи для сильных, а слабым - помойки». Да и ныне у народа нет надежды иметь иную жизнь, коль скоро выборы не дают возможности проявить ему свою волю: «Ставь, дедуля, крестик без оглядки. И плетётся к урне старичок. А нужда царапает за пятки, рот разинул рваный башмачок».

Из всех колыбельных песен, даже тех, которые нам пела мама, вроде: «Баю-баюшки, баю - не ложися на краю: придёт серенький волчок, схватит Васю за бочок» мне запомнилась колыбельная песня в исполнении Анны Герман: «Спи, мой сыночек, спи, мой звоночек родной!» Не обошла эту тему и наша поэтесса, признаваясь: «Тихо колыбельную пою, нежно глажу маленькую ручку, спи, мой мальчик, баюшки-баю, вот и месяц спрятался за тучку».

Нельзя читать без волненья стихи «Свернув с дороги жизни на обочину, в дом престарелых едут старики» не от тоски, а добровольно, не кляня детей своих. Не менее болезненны стихи о жестокости, когда «Парнишка, юный пустозвон, в остротах разливался, над старой бабушкою он с друзьями потешался».

В конце зала помещены картины на бытовые сюжеты -ироничные вроде той, когда дед по просьбе бабки всю-то ночь ждал свидания с нею на мостках у речки. Та не пришла и, сидя на печке, оправдывалась, мол, «Мама не пустила...»

Подобная сцена обрисована и в картине «Маша, Стёпа и Серёга» с замечательной концовкой: «За хорошим мужиком и жена -царица».

Обобщая сказанное, могу отметить, что стихи легко читаются, ритмика их такова, что, споткнувшись о слово или слог, не приходится возвращаться к началу строфы. Каждый стих обладает мелодией, которую легко улавливаешь, и которая звучит, не прерываясь, при чтении стиха от начала до конца. От стихов рождаются светлые чувство. Воистину: «Печаль моя светла» даже в тех случаях, когда автор грустит, сетует на непонимание, обиды, измены. Она может смело сказать почти словами Пушкина: «И чувства добрые я лирой пробуждала»

В заключение хочется поблагодарить Татьяну Викторовну за столь разнообразные по стилю и содержанию стихи, пожелать ей новых творческих успехов.

Услышал ли я о чём нашёптывают листья? Мне думается, услышал вместе с Татьяной Викторовной - о любви к жизни, к отчему дому и, главное, - к столь многоликим скобарям и Богу.

Как прекрасен мой город зимой!
Я его беззаветно люблю.
Каждой улочкой – милой, глухой –
Тишиной жизнь наполни мою.
Сколько в городе нашем церквей
Может верно, что город святой?
Стаи в небе ручных голубей.
Где в России есть город такой?
У собора река не шумит,
А вздыхает под толщею льда.
Много лет этот город стоит,
Он свои не считает года.

Людей неинтересных в мире нет.
Их судьбы – как истории планет.
У каждой есть особое свое.
И нет планет похожих на нее.

В пятницу, 10 февраля 2012 года, в библиотеке «Родник» прошла презентация новой книги псковской поэтессы Татьяны Гореликовой «Не счастье ль – ЖИТЬ?». Пятый сборник стихов поэтессы, члена Союза писателей России содержит лирические произведения разных лет.

В зале собрались псковские писатели и почитатели таланта Т.В.Гореликовой. В начале вечера с выходом новой книги Татьяну Викторовну поздравил депутат Псковской городской Думы Лесников В.С. и вручил Почетную грамоту Администрации города за большой вклад в развитие культуры. Затем выступали коллеги и друзья. Выступающие отмечали самобытный, теплый поэтический дар Татьяны Гореликовой и особенно много говорили о том, каким чудесным, талантливым во многих областях, обаятельным человеком она является. Как приятно с ней общаться, какое уверенное спокойствие и поток доброты исходит от нее. И стихи у нее под стать – душевные, добрые и органично связанные с ее судьбой

С годами моя не стареет душа.
Она не вбирает лихую проказу.
Пусть годы мои, словно кони спешат -
Душа на пути не споткнется ни разу.

Когда автор читала свои стихи, все чувствовали, что они впитали в себя какую-то необыкновенную музыкальность. И, наверное, поэтому ее стихи так хорошо ложатся на музыку. Песни на стихи Т.Гореликовой написаны композиторами Н.Мишуковым, В.Рахманом, Ю.Шаровым, Ю.Скопенко, К.Быковым, З.Черневой. Песни и авторские частушки в исполнении трио (Людмила Хитева, Татьяна Гореликова, Юрий Шаров) стали приятным продолжением творческого вечера. В завершении встречи уже пели и зрители….

 
наверх