ГОРЕЛИКОВА ТАТЬЯНА ВИКТОРОВНА

(род.1958 год)

Стихотворения

* * *
Не дари мне розу -
Важную гордыню.
Не хочу мимозу –
Жёлтую рабыню.
Подари ромашку,
Скромный василёчек,
Беленькую кашку,
Полевой цветочек.
И любовь такую,
Чтоб не видно края.
И скажи: «тоскую
О тебе, родная»...

Горький мёд

Таяла я на руках твоих
Узковата тропка для двоих.
Таяла я на твоих губах,
Утопая в луговых цветах.

Зажигала спелая заря
В травах росных капли янтаря.
Говорил ты нежные слова,
От любви кружилась голова.

От чего так были коротки
Летние погожие деньки?
Вот и разошлись у нас пути.
Тропки той заветной не найти.

Не твоя и не моя вина.
В том, что мы пьянели без вина.
Разве кто-нибудь из нас поймет -
Отчего бывает горьким мед...

Затерялось детство

Затерялось детство, где его искать?
Дом родимый буду вечно вспоминать.
С маминой молитвы начинался день,
И смотрела в окна белая сирень.

Суетились птахи в кружеве ветвей,
Распевал о счастье песню соловей.
Вечер опускался тихо, не спеша,
Чтоб не испугалась детская душа.

Чтоб смогла услышать сказки тополей, -
Мне шептал их ветер, принося с полей.
С маминой молитвы начинался день,
И смотрела в окна белая сирень.


Бабье лето

Бабье лето, бабье лето,
Спелый яблочный настой,
И гуляют до рассвета
Звёзды в просини густой.

Бабье лето, бабье лето…
Улетают журавли,
И прощальные букеты
Георгинов расцвели.

Серебрится паутина
И туманов седина.
Бусы стройная рябина
Примеряет у окна.

А заря, в одеждах светлых,
Так безоблачно чиста!..
У любимой в бабье лето
Ох и сладкие уста…


* * *

Еще вдыхают облака
Очарованье дивной ночи.
Спешит Великая - река
И гребни волн о берег точит.

Оберегая древний град,
Застыли башни - изваянья.
И белокаменных палат
Едва заметны очертанья.

Когда скитаться надоест
По голубому небосводу,
Слетают звездочки с небес
И пьют серебряную воду.

Почти невидимый в ночи,
Туман над берегом струится
Ночная музыка звучит,
Чтоб в наших душах повториться.


* * *

Звуков слаженные звенья
Звонко колокол куёт.
Месяц в золотой кипени
Из реки водицу пьёт.

С переливом льются звуки
Славной Троице под стать.
И земли усталой руки
Ловят с неба благодать.


* * *

Ставни наспех заколочены,
Паутиной оторочены.
За полем изба хоронится.
Где ты, бабка-богомолица?

Неприметная дорожина
В травах прячется нехоженых.
У церквушки за околицей
Лишь осина Богу молится.


* * *

В поля, где волнуется рожь,
Где неба бездонная просинь,
Ты скоро меня позовешь,
Моя нежеланная осень.

Прости меня не торопи,
Принять я тебя не готова.
Ещё не ищу я тропы
К пристанищу мира иного.

Едва ли смогу я унять
Весенних громов канонаду.
Тебя не смогу я принять.
Оставь меня, осень, не надо…


Молитва

Не торила я к храму дорогу, -
Захлестнули мирские дела.
И слова, обращённые к Богу,
Может, в сердце ещё не нашла.

Не надеясь, что это поможет,
Просто, как повелось на Руси,
Восклицаю: «О Господи Боже,
Ты меня от беды упаси!»

Я молю: отпусти прегрешенья.
Я прошу: не казни бедолаг.
Мне неведомы тайны моленья.
Может, что-то шепчу я не так?..

И за недругов злых, и за близких,
За обиженных всех на Руси,
За сынов, что глядят с обелисков,
Я молю: «Боже правый, спаси!»


* * *

О чём-то липы шепчутся таинственно.
Завесила окно ночная мгла.
Прости меня, родной, прости, единственный.
Что от разлуки не уберегла.

А вдовьи ночи непомерно длинные.
Заря-печальница глядит в окно.
Мне б улететь со стаей журавлиного,
Коль встретиться с тобой не суждено.

Не возвратить рассветы соловьиные, -
Надежды не оставила война.
А вдовьи ночи непомерно длинные,
И глохнет под окошком тишина.


* * *

Под жарким объятьем рук
Испуганно дрогнут плечи.
Когда уезжает друг,
Не верь, что не будет встречи.

И чувство, сгорев дотла,
Нечаянно обмануло.
Не верь, что зима пришла,
Всего лишь – земля уснула.

* * *

Возьми любовь свою –
Чужого мне не надо.
До капли отдаю,
Она – исчадье ада.

Возьми любовь свою
До края, без остатка.
Без грусти отдаю,
Мне радостна разгадка.

Берёза у крыльца
Распустит покрывало,
Чтоб твоего лица
Уже не увидала.

Мы возвели меж нас
Высокую ограду.
Мне в этот поздний час
Твоей любви не надо!


У тихой речки

Я постою у тихой речки,
Мне по душе её покой.
Деревья в инее как свечки
Стоят над сонною рекой.

А звёзд далёкое мерцанье
Больную душу бередит.
И, как на исповедь, признанье
Для покаяния спешит.

Не загасить зиме холодной
Сиянье звёздное в ночи,
Пока стекло на глади водной
Играет отблеском свечи.

Снежинки на ладони тают,
Кружатся, падать не спешат,
И понемногу обретает
Успокоение душа.


* * *

Встает над Россией рассвет бледнолицый.
И ветви березы - как хвост кобылицы.
А облако рвано трепещет краями.
Столбы у дороги качаются пьяно.

Мне все тут знакомо, родное до боли-
От, отчего дома до колоса в поле.
Знакомо волненье плакучей березы
И осени нудной холодные слезы.


* * *

Высокий берег, глубока вода,
Как кружева кругом ложатся тени.
Березы моют ноги у пруда,
Подставив солнцу белые колени.

К воде сбегают стаей стебельки
Испить глоток серебряной водицы.
И первые над лугом мотыльки,
И по кустам пернатые певицы.

Куда ни глянь - такая благодать,
А в томной тишине такая сила,
Что хочется от радости рыдать
У ног твоих, любимая Россия.


Крыпецкий монастырь

Озера трепетна гладь.
Рядом болотная гать.
Клюквы нетканый ковер,
Неба лазурный шатер.

Прячут обитель леса:
Окна - как старца глаза.
Замер в тиши монастырь,
Хмуро глядит на пустырь, -

Словно поставлен в дозор.
Слышен молитвенный хор,
И, как дыханье души,
Тихо шуршат камыши.

Ловкий узор на избе
Взгляд привлекает к себе.
Здесь молчаливый народ
Крест свой покорно несет.

А под могильной плитой –
Первый игумен, святой –
Савва. Прохожий пройдет,
К лику святого прильнет.


* * *

Теплится лампада,
На дворе темно.
Замело ограду,
Поле замело.

Старенькая няня
Трогает кудель.
Полночь, но не манит
Старую постель.

Завывает вьюга,
Стелется холстом.
Набивает туго
Гору под окном,

Во светце лучина
Тонкая чадит.
Горькая кручина
Душу бередит.

Не слыхать полозьев,
Не слыхать копыт.
Только месяц косо
Из-за туч глядит.


***

Над Великою-рекой,
Над рекой Мирожкою
Осыпается снежок
Серебристой крошкою.

Вековые тополя
С ветром обнимаются.
На церковных куполах
Облака качаются.

Придорожные кусты
Снегом запорошены,
И белёные холсты
Через речку брошены.


Я вернусь

На пороге дома, провожая сына,
Не хотела думать о разлуке мать.
Только почему-то горькая осина
Стала, как кликуша, ветками качать.

Мать перекрестилась: не к беде ли это?
Сердце замирает, рвётся из груди.
Только б не к худому старая примета.
«Подожди, мой мальчик, стой, не уходи».

Рассмеялся парень: «Успокойся, мама.
Обещаю, скоро я вернусь домой».
Ну а в дом влетела птицей телеграмма –
Сын на поле брани принял смертный бой.

Мать кричала в голос, плакала о сыне.
Горе так огромно, сердцем не объять.
Заглянула в окна горькая осина:
Будем горе горькое вместе горевать!


 
наверх