Книга "Солдаты Победы"




Азбука права

Правовой календарь
Консультация юриста
Книги и журналы по праву
Социально значимые законы



Книги-юбиляры - 2016



Виртуальные выставки



Мир чтения

"Большая книга"
"Книга года"
"Национальный бестселлер"
"Русский Букер"
Нобелевская премия по литературе
Букеровская премия



Краеведение для детей

Познай свой край родной

Сайт находится в Белом списке «Позитивного контента»

Сайт является финалистом конкурса «Позитивный контент» - 2014









Мы в сообществах




Архив новостей


Старая версия сайта






Баннеры

Псковская область. Информационно-аналитический портал

Псковская лента новостей

Официальный интернет-портал правовой информации

Официальный сайт города Пскова и Псковской городской Думы

Официальный сайт Администрации г. Пскова

Историко-культурное наследие. Официальный сайт Псковской области

Национальный информационно-библиотечный центр ЛИБНЕТ

Российская библиотечная ассоциация

Поиск в электронном каталоге СИГЛА

Юридические услуги. Традиционно надежно

Сводный каталог библиотек России в свободном доступе - навигатор библиотечных ресурсов




Феофан Прокопович

(1677, по другим данным 1681 - 1736)

Феофан Прокопович

С Псковом связан один из самых драматичных эпизодов в жизни Феофана Прокоповича. Беспристрастные документы сохранили и подробности быта, и перипетии событий, и особенности мышления участников драматичного столкновения, и, наконец, зафиксировали своеобразный стиль их посланий.
2 июня 1718 г. Феофан был посвящен в епископа псковского, нарвского и изборского, причем, по данным митрополита Евгения (Болховитинова), ему даже было оказано особое отличие: он был посвящен с облачением в саккос, что разрешалось далеко не всем. В 1720 г. он уже архиепископ псковский.
Возглавив псковскую епархию, Феофан остался в качестве помощника и идеолога Петра. Однако связь с Псковом была налажена. В 1719 г. он посетил свою епархию.
Псковская епархия была очень бедна, и поэтому Феофан в бытность его псковским епископом постоянно нуждался в деньгах. О причинах столь бедственного положения мы узнаем из письма Феофана Петру I (1723):
"Врученная мне епархия вельми скудна: денег собирается немногое число и по годам неровное, для того, чтобы некия пустоши иногда вода заливает и, по раздаче церковным и домовым служителям, мало что на нужды домашния остается. А в прошлом году писано ко мне из дому архиерейского, что по раздаче осталось денег рубль тридцать алтын и четыре деньги, что я объявлял в Синоде и в Сенате в Москве. А дом я застал весьма нагий и пометеный: что можно знать из взятых в казну государеву денег по смерти покойного блаженныя памяти антецессора моего, Иосифа митрополита. И тако на едино хлебородие некакая осталась было надежда, но и того скудно: триста дворов, сказует, на лицо насилу сыщется; мором пустоты много сделалося. И еще чрез несколько лет прежде мене и при мне великий нерод был. Еще ж бы сноснейшая скудость была в Пскове: но понеже жить велено в С.Петербурге (что мне благоприятно и радостно есть): то иждивение стало не по доходам: пиво, дрова, иногда даже и сено покупаем; негде скотину держать, некуда лошадей выгнать".
28 января 1725 г. умер Петр I, и началась смутная пора дворцовых интриг, борьбы за власть и за влияние при дворе и в Синоде. Феофан был одной из наиболее крупных мишеней, и в этой борьбе его враги в течение нескольких лет разрабатывали "псковский след". Возникло дело об имущественных хищениях в псковском архиерейском доме, которое со временем переросло в обвинение в еретичестве и в которое постепенно втягивалось все больше и больше участников.
Вновь и вновь то в Синоде, то в Верховном Тайном Совете слушалось дело, высвечивая новые детали и ... нравы. Так, летом 1726 г. печерские старцы выслали в Синод вещи арестованного архимандрита Псково-Печерского монастыря Маркелла Родышевского, среди которых оказались епитрахиль и пелена со споротыми жемчугами. Со слов Маркелла выяснилось, что он спорол жемчуг по приказанию Феофана, а иеродиакон Адам его продал. 29 сентября Феофан подает в Верховный Тайный Совет нечто вроде объяснительной записки, а вкупе с ней - прошение об освобождении его от возмещения стоимости проданного жемчуга.
Последний всплеск "псковского дела" приходится уже на 1730 г. Накануне коронации Анны Иоанновны Иван Носов, другой противник Феофана, дворянин новгородского архиерейского дома, вновь напомнил о псковской истории:
"... Во время архиерействования своего в Пскове многия святыя церкви и монастыри, для богомерзкого своего лакомства, псковскому архиерейскому дому приписал, от которых вотчины и всякие доходы отнял и к оному дому присовокупил и священнослужителей отрешил и тем оных безгласных учинил. Ещеж от них церковные имения, всякую утварь и колокола, отобрав распродал и в непристойныя монашеству роскоши употребил..."
Этот последний раскат грома был уже запоздалым: новая императрица Анна Иоанновна взошла на престол при непосредственном содействе Феофана, и потому никакие свидетельства его врагов не могли изменить ее отношение к нему. В псковской истории была поставлена последняя точка.


 
наверх