Книга "Солдаты Победы"




Азбука права

Правовой календарь
Консультация юриста
Книги и журналы по праву
Социально значимые законы



Книги-юбиляры - 2018



Виртуальные выставки



Мир чтения

"Большая книга"
"Книга года"
"Национальный бестселлер"
"Русский Букер"
Нобелевская премия по литературе
Букеровская премия



Краеведение для детей

Познай свой край родной

Сайт находится в Белом списке «Позитивного контента»

Сайт является финалистом конкурса «Позитивный контент» - 2014









Мы в сообществах




Архив новостей


Старая версия сайта









ИСТОРИЧЕСКИЕ ПОВЕСТИ

"Повесть о прихождении Стефана Батория на град Псков"

Оружие стрельцов

Покровская башня

Монумент, посвященный 300-летию обороны Пскова от войск Стефана Батория

О героической обороне Пскова в 1581 г., во многом определившей исход Ливонской войны, рассказывает "Повесть о прихождении Стефана Батория на град Псков". Во второй половине XVI в. русское государство вело напряженную войну с Литвой, Польшей, Ливонским орденом, Швецией за выход к Балтийскому морю. В начале Ливонской войны (1558-1583) русские войска завоевали многие литовские и ливонские города, перелом в ходе войны наступил после того, как объединенное польско-литовское государство возглавил Стефан Баторий. В походах 1579-1581 гг. он отвоевал занятые ранее войсками Ивана Грозного земли и взял многие русские города. Неизвестно, каким был бы исход Ливонской войны, если бы на пути Стефана Батория не встал город Псков. В августе 1581 г. польско-литовская армия осадила город, надеясь на скорую победу. Многочисленной армии Батория, осадившей Псков, противостоял небольшой отряд стрельцов и горожан, мужчин и женщин. Более пяти месяцев длилась осада Пскова, воины Батория совершили 31 приступ, но псковичи выстояли и заставили врага признать его бессилие. Мужество и стойкость псковичей, остановивших под стенами своего города противника, разрушили планы Батория и позволили России достойно выйти из войны.
"Повесть о прихождении Стефана Батория на град Псков" была написана по горячим следам событий в 80-е г. XVI в. жителем города Пскова, иконописцем Василием. Большинство списков "Повести" имеет следующее заключение: "Списана же бысть повесть сия в том же богохранимом граде Пскове отжителя того же града, художеством зграфа, имя же ему есть сие: единица дважды, со единем, пятьдесятница же усугубити дважды, и четверица сугубо, десятерица же трижды и четверица сугубо, совершает же ся десятерицею, и всех обрящеши письмен семь". Так автор, используя цифровое значение букв, зашифровал свое имя: тайнопись прочитывается следующим образом: 1х2=2, т.е. В; 1, т.е. А; 50х2х2=200, т.е. С; 4х2=8, т.е. И; 10х3=30, т.е. Л; 4х2=8, т.е. И; 10=; если сложить все семь букв, то получается Василий. Никаких биографических сведений о Василии, кроме приведенного сообщения о том, что он был иконописцем ("художеством зграфа"), не известно, мы можем судить о нем как о писателе только на основании текста "Повести". Непосредственность впечатлений, точность и полнота знаний обо всем, что происходило в Пскове, свидетельствуют, что Василий был очевидцем и участником обороны (хотя он не пишет об этом прямо), возможно был близок к И.П.Шуйскому, главному герою обороны, и имел доступ к документам из его канцелярии. Василий передает содержание королевских грамот и листовок, псковских донесений Ивану Грозному, он знает о показаниях пленных, о беседах И.П.Шуйского с царем, располагает сведениями о числе убитых, указывает точные даты основных событий и т.д. Почти все подробности и детали в рассказе Василия об осаде и обороне города находят подтверждение в других источниках этого времени, русских и польских.
Искренность и глубина патриотизма роднит "Повесть о прихождении Стефана Батория на град Псков" стакими воинскими и историческими произведениями, как "Повесть о разорении Рязани Батыем", "Сказание о Мамаевом побоище", "Казанская история", эти памятники связаны друг с другом и литературными традициями.


"Повесть о прихождении шведского короля Густава Адольфа на град Псков"

Варлаамовская башня

Варлаамовская церковь

"Повесть" посвящена значительному историческому событию - обороне Пскова, осажденного шведскими войсками в августе-октябре 1615 г. "Повесть" была создана под непосредственным впечатлением от описываемых событий, имя ее автора неизвестно. С уверенностью можно утверждать, что он был псковичом, участником обороны города и имел духовное звание.
"Повесть" начинается сразу же с описания прихода шведов и первого сражения у стен Пскова 15 августа, закончившегося пленением шведского полководца Ивера Горна и неудачной попыткой проникнуть в город через ворота у Нижних решеток. Затем автор подробно описывает жесточайший обстрел стен города и приступ 18 августа у Варлаамских ворот и башни, кульминацией "Повести" становится решающее сражение 9 октября. Описание штурмов и защиты города создается под значительным литературным влиянием "Повести о прихождении Стефана Батория на град Псков", что объясняется аналогичностью многих ситуаций осады, восторженным отношением обоих авторов к Пскову и его защитникам, а также сходством понимания событий как значительных и важных не только для истории Пскова, но и для всей Русской земли. Однако стиль "Повести о прихождении Густава Адольфа" более сдержан, он не столь изощренно сложен и живописен, как у Василия, автора "Повести о прихождении Стефана Батория на град Псков". Характерной чертой "Повести о прихождении Густава Адольфа" является обилие видений, занимающих значительную часть текста (шведы рассказывают о стрельбе "изо лба" церкви Варлаама Хутынского, о святых псковских князьях Всеволоде и Довмонте, ездящих на конях во вражеском стане, "ужасающа латынь и побивающа"; благочестивый Иоанн накануне битвы 9 октября видит крестный ход из церкви Варлаама Хутынского в Троицкий собор, священников, несущих котел крови и пресветлые венцы; он же рассказывает о видении на небе трех сияющих крестов, закрывающих Псков от врага и др.), в видениях раскрывается идея "богоспасаемости" Пскова, пронизывающая все повествование. "Повесть о прихождении Густава Адольфа" не получила такого широкого (известно пять ее списков) распространения, как "Повесть о прихождении Стефана Батория", что объсняется, вероятно, не только масштабом события, о котором в ней рассказывается, но и ее литературными особенностями.


 
наверх