Книга "Солдаты Победы"




Азбука права

Правовой календарь
Консультация юриста
Книги и журналы по праву
Социально значимые законы



Книги-юбиляры - 2017



Виртуальные выставки



Мир чтения

"Большая книга"
"Книга года"
"Национальный бестселлер"
"Русский Букер"
Нобелевская премия по литературе
Букеровская премия



Краеведение для детей

Познай свой край родной

Сайт находится в Белом списке «Позитивного контента»

Сайт является финалистом конкурса «Позитивный контент» - 2014









Мы в сообществах




Архив новостей


Старая версия сайта






Баннеры

Псковская область. Информационно-аналитический портал

Псковская лента новостей

Официальный интернет-портал правовой информации

Официальный сайт города Пскова и Псковской городской Думы

Официальный сайт Администрации г. Пскова

Историко-культурное наследие. Официальный сайт Псковской области

Национальный информационно-библиотечный центр ЛИБНЕТ

Российская библиотечная ассоциация

Поиск в электронном каталоге СИГЛА

Юридические услуги. Традиционно надежно

Сводный каталог библиотек России в свободном доступе - навигатор библиотечных ресурсов




ПИСАТЕЛИ XVI ВЕКА

В конце XV - XVI в. в литературе Древней Руси бурно развивается публицистика. В это время предметом обсуждения становятся самые разные темы - нравственные, богословские, политические, церковные. В посланиях, трактатах, беседах русские авторы рассуждают о том, какой должна быть царская власть, должны ли монастыри иметь право на владения, на каких принципах нужно строить государство, как нужно возглашать во время молений аллилуйя, когда наступит конец света, в чем состоит сущность догмата о Троице и т.д. Кроме Памфила и Филофея, псковичом был и еще один известный писатель и публицист - Ермолай-Еразм.


Ермолай-Еразм

О жизни Ермолая-Еразма известно немного. Как считают исследователи, в 40-е годы XVI в. Ермолая жил в Пскове, в конце 40-х - начале 50-х гг. оказался в Москве, был протопопом дворцового собора. В 60-е гг. он постригся в монахи под именем Еразма. Расцвет его творчества приходится на московский период, и тематика его произведений прямого отношения к Пскову не имеет. И все же псковское прошлое сказывается в литературных произведениях Ермолая-Еразма.
Наиболее важным публицистическим произведением Ермолая-Еразма является его трактат, озаглавленный "Благохотящим царям правительница и замлемерие" (приблизительный перевод - "Желающим блага царям руководство в землемерии"), условно называемый "Правительница". В "Правительнице" Ермолай-Еразм предлагает царю ряд реформ обустройства Руси с целью улучшить благосостояние его подданных, более всего крестьян.
Пребывание Ермолая-Еразма в Москве приходится на то время, когда митрополитом Макарием, главой русской церкви, проводилась большая работа по созданию жизнеописаний русских святых, над которыми трудился большой круг писателей. Ермолай-Еразм, по-видимому, входил в Макарьевский кружок книжников, работавших над составлением Великих Четьих Миней, огромного сборника, включавшего в себя наиболее "четьи", т.е. читаемые, произведения византийской и русской литературы, в основном, это жития. Как полагают ученые, по поручению митрополита Макария для Великих Четьих Миней Ермолаем-Еразмом могло быть написано житие муромских святых "Повесть о Петре и Февронии Муромских".
"Повесть о Петре и Февронии Муромских" стала одним из самых любимых произведений древнерусских читателей. Она рассказывает о жизни двух муромских святых - князя Петра и его жены Февронии, почитавшихся не только на муромской земле, где о князе и княгине было сложено немало легенд; как известно, память Петра и Февронии особо чтил царь Иван Грозный, их гробам он поклонялся и просил о помощи во время Казанского похода. Письменные источники почти ничего не сообщали о муромском князе и его жене, и Ермолай-Еразм обратился к устным преданиям, они оказали на него такое сильное воздействие, что он, высокообразованный писатель, богослов, священник, хорошо знающий жития и правила их написания, создал произведение, больше похожее на сказку, а не на житие святых. Главной героиней "Повести о Петре и Февронии" стала дочь крестьянина, премудрая дева Феврония, отличавшаяся не только умом, но и благородством, достоинством и верностью.
Легендарные мотивы и сюжеты о мудрой крестьянке в "Повести и Петре и Февронии" обнаруживают сходство с псковскими легендами о княгине Ольге. В "Повести" имеется рассказ, в котором развивается встречающийся в литературе разных народов мотив "все женщины равны". Петр и Феврония, вынуждены покинуть город, так как бояре не захотели, чтобы княгиней их была крестьянка и повелевала их женами, плыли в ладье по реке. Плывущий на одном судне с Февронией женатый мужчина "посмотрел на княгиню с помыслом". Феврония, заметив его взгляд и угадав его дурные желания, обратилась к нему со словами: "Зачерпни воды из реки сей с этой стороны судна сего". Он почерпнул. И повелела ему испить. Он выпил. Тогда сказала она снова: "Теперь зачерпни воды с другой стороны судна сего". Он почерпнул. И повелела ему снова испить. Он выпил. Тогда она спросила: "Одинакова вода или одна слаще другой?" Он же ответил: "Одинакова, госпожа, вода". После этого она промолвила: "Так и естество женское одинаково. Почему же ты, позабыв про свою жену, о чужой помышляешь?"
В середине XIX века во время путешествия по Псковской земле П.И.Якушкин сделал запись рассказа о княгине Ольге, в котором будущая княгиня оказалась в сходной ситуации и точно также образумила мужчину, в устном рассказе это князь Всеволод.
Агиографические сочинения Ермолая-Еразма - "Повесть о Петре и Февронии Муромский" и "Повесть о рязанском епископе Василии" - по-видимому. не удовлетворили митрополита Макария, они не соответствовали литературным принципам Макарьевской литературной школы и стилю официальной литературы этого времени, пышному, многословному, риторическому. "Повесть о Петре и Февронии" не вошла в состав Великих Четьих Миней. Сам Ермолай-Еразм попадает в немилость, терпит притеснения от вельмож, о чем жалуется царю, надеясь на его вмешательство. Но царь, по-видимому, не поддержал писателя, и Ермолай-Еразм вынужден был постричься в монахи, отказавшись от участия в политической жизни. В монашестве он не оставил писательскую деятельность, однако произведения "прегрешного Ермолая" этого периода посвящены, в основном, богословским проблемам, особым авторитетом у книжников XVI-XVIII вв. пользовалась его "Книга о Троице", в которой он разрабатывал проблему троичности Божества. В разные периоды жизни Ермолай-Еразм собирал свои произведения в сборники, до нас дошли два таких сборника его сочинений, переписанных рукою Ермолая-Еразма (автографы древнерусских писателей, а тем более целые сборники, переписанные рукою автора, - явление редкое в древнерусской литературе), именно поэтому мы имеем сравнительно полное представление о творчестве этого древнерусского писателя XVI в., жизнь и творчество которого были связаны с Псковом.


Василий-Варлаам

Иной была судьба Василия-Варлаама, одного из самых известных псковских агиографов XVIв. Большинство своих произведений Василий-Варлаам, как и Ермолай-Еразм, писал по благословению митрополита Макария, и, в отличие от произведений Ермолая-Еразма, они получили официальное одобрение, о чем свидетельствует тот факт, что три написанных Василием-Варлаамом жития - "Житие Александра Невского", "Житие псковского князя Всеволода-Гавриила" и "Житие Евфросина Псковского"- вошли в состав Великих Четьих Миней.
Жизнь и творчество Василия-Варлаама тесно связаны с Псковской землей. Точных биографических сведений о нем почти не сохранилось, неизвестно, когда он родился и умер, откуда был родом и когда оказался в Пскове. О некоторых фактах своей жизни он упоминает в написанных им произведениях. Во многих своих сочинениях Василий указывает время их написания, что позволяет достаточно точно определить, в какое время он жил и работал. В "Житии Саввы Крыпецкого" он сообщает о своем пострижении в монахи, анализ текста "Жития Саввы Крыпецкого" позволяет утверждать, что в конце 50-х гг. XVI в. Василий постригся в Крыпецком монастыре с именем Варлаам. Один из книжников, монах Елеазаровского монастыря Феодосий, переписывая в 1575 г. сочинения Василия-Варлаама, добавил в заглавии "Жития новгородского архиепископа Никиты", что его автор Василий-Варлаам был игуменом монастыря Иоанна Богослова.

Церковь Иоанна Богослова на Мишариной горе в Пскове

Содержание последних сочинений Василия-Варлаама, и прежде всего чудес Саввы Крыпецкого, привел исследователей к выводу, что в конце своей жизни Василий-Варлаам стал игуменом в псковском монастыре Иоанна Богослова на Мишариной горе, от этого монастыря и доныне сохранилась церковь XVI в.
Псковский агиограф Василий-Варлаам был одним из самых плодовитых писателей Макарьевского круга, он является автором житий псковских святых, которые получили официальное признание и были канонизированы на соборах 1547-1549 гг. и житий тех святых, которые имели отношение к Пскову.
Первое из известных его произведений - "Житие Евфросина Псковского", оно было написано Василием в 1547 г. на основе "Повести об аллилуйе", Василий переработал ее текст композиционно и стилистически, значительно упростил образный язык автора "Повести об аллилуйе". "Житие Александра Невского", освободителя Пскова, Василий составил до 1552 г. на основе текста древней редакции жития, который он распространил заимствованиями из агиографической литературы; как уже упоминалось оно было включено в состав Успенских Великих четьих Миней. В состав Царских Великих Четьих Миней вошли "Житие" и "Слово на обретение мощей князя Всеволода-Гавриила, следовательно написаны они были до 1553 г. Приблизительно в 1552 - 1553 г. Василий начал работу над "Житием Саввы Крыпецкого", первая редакция "Жития Саввы" была завершена им в 1555 г., она заканчивалась описанием 12 чудес. Во всех этих произведениях автор называет себя пресвитером Василием. К "Житию Саввы Крыпецкого" Василий возвращается еще раз в 1559-1560 г., дополняя его рассказами о пяти новых чудесах. В описании чуда 1559 г. Василий называет себя уже священноиноком Варлаамом, следовательно между 1555 и 1559 г. он. принял постриг.

Мирожская Оранта

Последним произведением с указанием авторства Василия-Варлаама является "Сказание об иконе Знаменье Богородицы Мирожской", написанное им в 1565 г. Кроме житий, Василий-Варлаам написал церковные службы Евфросину, Всеволоду-Гавриилу, Савве Крыпецкому, новгородскому епископу Нифонту, Георгию Болгарскому, замученному турками в 1515 г. Перу Василия-Варлаама приписывают также разные редакции "Жития княгини Ольги". В последнее время появляется все больше доказательств того, что Василий-Варлаам участвовал в составлении "Степенной книги".
Писатель Макарьевского круга, Василий-Варлаам прекрасно освоил и владел канонами житийного жанра и стилем официальной литературы этого времени. Работая над жизнеописанием святого, он не стремился к исторически точному воссозданию его биографии, свою задачу Василий-Варлаам видел в том, чтобы воспроизвести идеальный образ святого, изобразить словесную икону, "сплести похвалу" святому и должным образом, в достойных словах прославить его деяния и чудеса.
Стиль литературы XVI в. Д.С.Лихачев назвал "идеализирующим биографизмом". Следование канону, подражание литературным образцам и заимствования из литературных источников в то время не считались признаком бездарности автора, для читателей они служили доказательством его образованности, начитанности, культуры. В Древней Руси ценили "красноглаголание", умение писать по правилам и выражаться сложно и многоречиво, произведения псковского писателя Василия-Варлаама соответствовали этим требованиям.


 
наверх