Лауреат Пулитцеровской премии 2014 года
роман Донны Тартт "Щегол"

Центральная городская библиотека г. Пскова предлагает вашему вниманию
роман-лауреат Пулитцеровской премии "Щегол".
Спрашивайте на абонементе в ЦГБ на Конной, 6

Тартт, Д. Щегол : роман : [18+] / Донна Тартт ; пер. с англ. А. Завозовой. – М. : АСТ : CORPUS, 2015. – 827 [2] с. – На обл.: Пулитцеровская премия 2014 года.

Роман, который Донна Тартт писала более 10 лет, — огромное эпическое полотно о силе искусства и о том, как оно — подчас совсем не так, как нам того хочется — способно перевернуть всю нашу жизнь. 13-летний Тео Декер чудом остался жив после взрыва, в котором погибла его мать. Очнувшись после взрыва в музее, он получает от умирающего старика кольцо и редкую картину с наказом вынести их из музея.

Тео, брошенного отцом, без единой родной души на всем свете, будет швырять по разным домам и семьям - от нью-йоркских меценатов до старика-краснодеревщика, от дома в Лас-Вегасе до гостиничного номера в Амстердаме, а украденная картина станет и тем проклятьем, что утянет его на дно и чуть не приведет к гибели, и той соломинкой и единственным утешением, которые помогут ему выбраться к свету.

«Таких книг, как «Щегол» за десять лет появляется штрук пять, не больше. Она написана и с умом, и с душой. Донна Тарт представила публике блистательный роман».
Стивен Кинг

«Освободите на полке с книгами о любимых картинах место для шедевра Донны Тарт о крохотном шедевре Карела Фабрициуса».
The Washington Post

«В случае «Щегла» речь идёт не просто о воскрешении сюжетного романа, но об одной из его когда-то популярных форм: это так называемый воспитательный роман роман, вернее, его сплав с авантюрным».
Алексей Цветков


Пулитцеровская премия — одна из наиболее престижных наград США в области литературы, журналистики,музыки и театра. В октябре 1911 года скончался газетный магнат венгерско-еврейского происхождения Джозеф Пулитцер (1847—1911). Согласно завещанию был основан фонд его имени на оставленные с этой целью два миллиона долларов. Завещание было составлено 17 августа 1903 года. Этот день считается датой учреждения Пулитцеровской премии.

С 1917 года премия вручается ежегодно в первый понедельник мая попечителями Колумбийского университета в Нью-Йорке. Размер премии — 10 тысяч долларов.
Подробнее


Донна Тартт (род. в 1963 году) — американская писательница, родилась 23 декабря 1963 года в городе Гринвуде (штат Миссисипи, США) и выросла в соседнем городке Гренаде. В возрасте пяти лет Донна написала своё первое стихотворение, а первая её публикация увидела свет в «Литературном обозрении Миссисипи», когда ей было тринадцать лет.

В 1981 году поступила в университет Миссисипи. 1986 году окончила колледж по отделению классической филологии. В 1992 году опубликовала первый роман «Тайная история» (англ. The Secret History), который стал бестселлером и был перевёден на 24 иностранных языка. В 2002 году вышел в свет второй роман «Маленький друг» (англ. The Little Friend).


В 2013 году был опубликован третий роман «Щегол» (англ. The Goldfinch). В 2014 году этот роман был удостоен Пулитцеровской премии. Сообщается, что компании Warner Bros. и RatPac Entertainment приобрели права на экранизацию книги. В апреле 2014 года журнал «Тайм» включил Донну Тарт в список «ста самых влиятельных людей мира».


Премии и награды Донны Тарт

- Литературная премия английской сети книжных магазинов и киосков WNSmith (2003) — за книгу «Маленький друг».
- Медаль Эндрю Карнеги за лучшую художественную и публицистическую книгу опубликованную в США (2014) — за книгу «Щегол».
- Итальянская литературная премия для иностранных писателей — Премия Малапарте (2014) — за роман «Щегол».
- Пулитцеровская премия за художественную книгу (2014) — за книгу «Щегол».

О чем же роман Донны Тарт? И стоит ли тратить своё драгоценное время на прочтение стол объемного произведения? Перед вами - отрывки из рецензии на роман Стивена Кинга:

«…первый роман «Тайная история» был опубликован в 1992 году и встречен почти священным восхвалением критиков и превосходными продажами. Следующий ее роман «Маленький друг» вышел 10 лет спустя. Это значит, что она трудилась над «Щеглом», своим новым романом, как минимум столько же. Подобные огромные затраты времени и таланта указывают на большие амбиции, но определенно должны присутствовать и периоды неуверенности в себе. Написать роман столь большой и плотный, тоже самое, что плыть из Америки в Ирландию в небольшой лодочке — занятие одновременно одинокое и выматывающее. Особенно, когда за бортом штормит. Предположительно писатель думает (должен думать): может все это зря? Что если я тону и не знаю об этом? Что если я доплыву, но буду встречен не приветствиями, а равнодушием или даже презрением?..»

…Мой почетный долг сказать вам, что тут все сомнения и подозрения можно отринуть прочь. «Щегол» та самая редкость, которая случается всего пару раз за десятилетие. Умно написанный литературный роман, который проникает в сердце равно как и в разум. Я читал его со смесью ужаса и волнения, которые испытываю, глядя как подающий бежит в отсутствие нападающих к концу поля. Ты продолжаешь ждать, что атака сорвется, но в случае «Щегла» этого никогда не произойдет.

Подобно лучшим работам Диккенса (я буду не единственным, кто делает подобное сравнение), роман начинается с простой случайности – в данном случае, с сильного ливня в Нью-Йорке. Тео Дэккер, наш рассказчик-подросток, отстранен от занятий в школе. Он и его любимая мама («Все оживало в ее присутствии; она излучала чарующий театральный свет») едут на «конференцию» со школьными чиновниками, но застряли в Метрополитен-музее, где спасались от непогоды. Происходит террористический акт, взрыв бомбы, много людей убито. Одна из погибших – женщина со спрей-загаром и блузкой разрисованной под яйца Фаберже: «Ее кожа имела здоровый абрикосовый цвет, несмотря на то, что верхушка ее головы отсутствовала». Одри Дэккер, мать Тео, - еще одна из жертв.

Конечно же, все это альтернативная история (или тайная история, если вам так больше нравится). Этого взрыва бомбы никогда не было, и картину, которую ошеломленный и испуганный Тео вытащил из-под обломков – «Щегол», написанный в 1964 году Карелом Фабрициусом – никогда не крали. Она находится в Королевской художественной галерее в Гааге. Но это никоим образом не портит очаровательного повествования Тартт о десяти годах приключений Тео.

...Удивительно, немногие новеллисты хорошо описывают горе, однако Тартт – чей язык плотный, иносказательный и такой опьяняюще яркий – сделала это так хорошо, насколько это вообще возможно. «Я сбился с пути», - говорит Тео. «Дезориентация от нахождения в не той квартире, не с той семьей… пьющие и напивающиеся, почти защипало в глазах.… я продолжаю думать,что мне нужно идти домой, а потом, в миллионный раз, я не могу».

Тео живет в семье и работает, а не отбывает наказание в рабочем доме (снова отсылка к Оливеру Твисту) и однажды встречает дружелюбного реставратора мебели Джеймса Хобарта («но все зовут меня Хоби»). Это очень диккенсовский персонаж, который станет его другом по жизни. Он также заново встречает девушку Пиппу, которую впервые увидел в музее до того, как мир вокруг него взорвался. Она тяжело пострадала, но восстановилась и, как в поэме Браунинга «Пиппа приходит», ее периодические появления служат сигналами больших изменений.

Если и есть Фейгин в жизни Тео, то это его отец, который увозит его в Лас-Вегас, но не на праздничный бульвар Стрип, а в зловещий пригород, где большинство домов пустуют, улицы засыпаны песком и куда не доставляют пиццу на дом. Тео описывает свою комнату с тревогой: «Она похожа на такую комнату, в которой девушку по вызову или стюардессу убивают, как на телевидении».

Отец - алкоголик и заядлый игрок. Его подружка, веселая (и в целом симпатичная) Ксандра, глотает таблетки и нюхает кокс. С таким воспитанием нас не должно удивить, что Тео связался с Борисом Павликовским. Тартт взяла Ловкого Плута, этого одного из самых ярко написанных героев романа Диккенса. Борис, возможно, немного слишком наивный в своих суждениях об Америке для столь мудрого ребенка, но его хорошему юмору, кипящей энергии и вспышкам обаяния невозможно для Тео – и нас – сопротивляться. Тартт описывает дружбу этих двух идущих против течения подростков с такой точностью наблюдателя, которая, по моим убеждениям, невозможна для писателя, который никогда не был частью закрытого мужского мира: бесконечные разговоры и перебранки, безостановочный просмотр телевизора и поедание пиццы. Курить дурь и баловаться мелкими кражами, это те отношения, в которых просто приподнятая бровь может спровоцировать раскаты неуемного хохота.

Но всегда в романе подобно мощному аккорду, который может затихнуть, но никогда не умолкает, звучит картина щегла Фабрициуса, которую Тео протаскивает за собой через проблемные ранние годы – его приз, его вина и бремя, «этот одинокий маленький пленник», «прикованный к жердочке». Тео тоже прикован – не только к картине, но к воспоминаниям о свое маме и непоколебимой вере в то, что в конце концов, чтобы ни случилось, искусство возвышает нас над собой. «Картина», — на которую он смотрит — «была той точкой, где все сходится: мечты и знаки, прошлое и будущее, удача и рок».

Картина голландского художника
Карела Фабрициуса «Щегол» (1654 г.)

...Но по большому счету «Щегол» - это триумф со смелой темой, проходящей через весь роман: искусство может вызывать зависимость, но также искусство может спасти нас от участи «неуклюжих печальных существ, влачащихся и борющихся за свое существование». Донна Тартт создала выдающееся литературное произведение."

Стивен Кинг, 2013 г. Рецензия для The New York Times. Перевод © Realms Of Books, 2013


 
наверх