Книга "Солдаты Победы"




Азбука права

Правовой календарь
Консультация юриста
Книги и журналы по праву
Социально значимые законы



Книги-юбиляры - 2017



Виртуальные выставки



Мир чтения

"Большая книга"
"Книга года"
"Национальный бестселлер"
"Русский Букер"
Нобелевская премия по литературе
Букеровская премия



Краеведение для детей

Познай свой край родной

Сайт находится в Белом списке «Позитивного контента»

Сайт является финалистом конкурса «Позитивный контент» - 2014









Мы в сообществах




Архив новостей


Старая версия сайта






Баннеры

Псковская область. Информационно-аналитический портал

Псковская лента новостей

Официальный интернет-портал правовой информации

Официальный сайт города Пскова и Псковской городской Думы

Официальный сайт Администрации г. Пскова

Историко-культурное наследие. Официальный сайт Псковской области

Национальный информационно-библиотечный центр ЛИБНЕТ

Российская библиотечная ассоциация

Поиск в электронном каталоге СИГЛА

Юридические услуги. Традиционно надежно

Сводный каталог библиотек России в свободном доступе - навигатор библиотечных ресурсов




ПСКОВ
23 ИЮЛЯ 1944 ГОДА

Документальная хроника событий освобождения города Пскова от фашистских захватчиков

Составлена по книге Николая Михайловича Иванова "Невозвратимое".

Освобождение родного Пскова - лишь один этап на долгом пути к Великой Победе, но и сегодня ветераны помнят всё, как будто это было вчера...

Гитлеровское командование называло Псков «ключом к парадным дверям Ленинграда». Кроме того, древний русский город являлся воротами в Прибалтику. Вот почему уже с октября 1942 года немцы приступили к сооружению оборонительного рубежа - линии «Пантера». Строительство продолжалось до 1944 года. Линия «Пантера» проходила по высотам и холмам Псковской равнины. Опорными пунктами «Пантеры» являлись города Остров и Псков.

Для прорыва «Пантеры» были сформированы войска 3-го Прибалтийского фронта под командованием генерала И.И.Масленникова. В конце февраля 1944 года советские войска вышли к укрепленному району противника. В течение почти четырех месяцев наши части готовились к штурму «Пантеры». День освобождения Пскова приближался.

42-я армия готовилась к решающим боям за освобождение Пскова. Накануне наступательной операции завязывались бои местного значения, в которых советские воины проявляли мужество и героизм. 26 июня боец 42-го отдельного инженерно-саперного батальона Н.В.Никитченко выполнял приказ по срочному минированию танкоопасного участка возле деревни Погостище. Работать приходилось под огнем артиллерии противника. Никитченко был ранен. Вскоре в грохот разрывов вплелись звуки ревущих моторов и лязг гусениц. Поднявшись на бугор, сапер увидел: шесть «тигров» и два «Фердинанда» теснили наши подразделения. Никитченко стал расставлять противотанковые мины на пути движения врага. Один «тигр» подорвался. Башенный стрелок другого танка увидел сапера и пулеметной очередью ранил его вторично. Работать стало еще труднее. Но тут подорвался на мине второй «тигр» и это придало отважному бойцу новые силы. Ценой собственной жизни Н.Никитченко взорвал третьюмашину врага.

Вместе с наземными войсками в подготовке наступления участвовали воздушные силы. По приказу командования 958-й штурмовой полк организовал фотографирование обороны противника на участке готовящегося прорыва. Самолеты «ИЛ-2», оснащенные специальными фотоустановками, внезапно появлялись над сооружениями врага и с предельно малой высоты запечатлевали их на пленке. С особым блеском выполнял эту работу лейтенант Николай Никитенко.

Псковско-Островская наступательная операция началась 17 июля 1944 года.

По замыслу советского командования, 42-я армия наносила удар по противнику на востоке в направлении пунктов Гора, Черняковицы, Клишево. 128-я стрелковая дивизия генерал-майора Д.А. Лукьянова, очистив от врага юго-восточную часть Пскова, должна была форсировать Великую и захватить плацдарм на Завеличье.

Вспомогательный удар планировалось нанести на севере укрепленного района противника, в обход неприступных Ваулинских высот, в направлении Хотица, Верхние Галковичи, Овсище.

376-й дивизии генерал-майора Н.А.Полякова предстояло овладеть Запсковьем, выйти на Великую севернее Кремля, форсировать реку и захватить плацдарм на западном ее берегу.

128-я стрелковая дивизия находилась на фронте с первого дня Великой Отечественной войны. «Двадцать второго июня, ровно в четыре часа» она грудью встретила первый удар немецко-фашистских войск в Литве, на государственной границе. В ее истории были трудные дни отступления на восток под натиском превосходящих сил противника, активное участие в обороне Ленинграда и прорыве блокадного кольца, Ленинградско-Новгородская наступательная операция.

Дивизия находилась в ряду наиболее закаленных, испытанных в жестоких боях соединений Советской Армии. Полками, батальонами, ротами командовали в ней храбрые и умелые офицеры.

128-я дивизия развернула свой боевой порядок восемью километрами восточнее Пскова. Первый его эшелон составляли правофланговый 533-й стрелковой полк (напротив деревень Лажнево и Клишево) и левофланговый 374-й стрелковый полк (напротив вень Горнево и Бердо во). 41-й полк (без первого батальона, выведенного резерв командира дивизии) находился во втором эшелоне.

Тревожную ночь с 21 на 22 июля 1944 года командиры провели на своих командно- наблюдательных пунктах. На нейтральной полосе бесшумно работали саперы. В расположение противника направлены разведывательные группы.

Бойцы готовились к важной военной операции. Вспоминает бывший командир 374-го полка 128-й стрелковой дивизии К.А.Шестак: «Мы знали, что нам предстоите ходу, в короткие сроки, исчисляемые 2-3 часами, а на первом этапе минутами, форсировать реку Великую, поэтому по карте и по донесениям разведки в деталях изучали возможные места переправы, тыловые рубежи противника, резервы подручных средств. Мы не рассчитывали на табельные переправочные средства, поэтому с самого начала ориентировались на русскую смекалку и находчивость: учились быстро и надежно строить плоты, используя бочки, ящики, двери, оконные и дверные коробки, ворота, телефонные столбы.. Учебные атаки следовали одна за другой, согласно мудрой солдатской заповеди: «Больше пота - меньше крови».

Немецкое командование требовало от своих подчиненных взрывать и сжигать всё. За две недели с 8 по 22 июля 1944 года была уничтожена сохранившаяся до той поры половина города: взорваны мосты, разрушена электростанция, промышленные здания, исторические памятники, обращена в руины центральная часть города. Один из немецких офицеров при этом сказал : «Пскова больше нет и никогда не будет».

В советских частях всё было готово для нанесения решающего удара по врагу: сосредоточены на исходных позициях войска, пристреляны по целям орудия и минометы, саперы расширяют проходы в минных полях, «под пробку» заправлены горючим танки, самоходные орудия, самолеты. Поступит приказ командования, и вся эта могучая сила устремится вперед, к Победе!

В три утра 22 июля с передовой звонят на участке Лажнево немцы ушли из первых траншей. Командир 533-го полка подполковник Панин передал приказ штурмовой групе: немедленно занять свободные траншеи и продвигаться дальше, навязывая бой противнику.

Начался бой с арьергардами противника за деревни Лажнево и Клишово. Особенно мешал так называемый «клишовский дот», из которого немцы вели фланговый пулеметный огонь. Отважные разведчики Василий Жуков и Роман Шалобода подползли к доту поближе и, забросав его гранатами, заставили фашистских пулеметчиков замолчать. Однако, 533-й полк, захватив Лажнево и Клишево, затем встретил упорное сопротивление врага и его продвижение вперед временно замедлилось.

Одновременно на сближение с противником двинулся соседний справа от 533-го полка - 374-й стрелковый полк. Вспоминает бывший пулеметчик А.Рожалин: «Окопами переднего края на нейтральную полосу быстро прошли, пригнувшись, саперы - снимать на проходах мины. Начали подтягиваться на исходный рубеж бойцы стрелковой роты. Все напряжены.

Громом ударила наша артиллерия, перенеся огонь с первой линии обороны врага дальше, в глубину ее. Вот долгожданная сигнальная ракета. Следом за разведчиками мы гуськом, один за другим, шагнули в заросли болота Из вражеских окопов застрочили автоматы, взметнулись в небо ракеты. Преодолевая последние метры топи, перепрыгивая с кочки на кочку, наконец-то достигаем твердого грунта».

Артиллерийская подготовка была короткой, мощной, ошеломляющей. Свое веское слово сказали гвардейские минометы - прославленные «катюши».

Рассказывает бывший командир 374-го стрелкового полка полковник запаса К.А.Шестак: «Наш полк начал наступление 22 июля в 4 часа утра. Горизонт медленно прояснялся. С болота, которое лежало перед высотой Бердово, тянулся вверх сизый шлейф густого тумана. Как он был, кстати, этот туман! Он помог полку скрытно выйти к минным полям и проволочным заграждениям противника. Саперы обезвредили за день боя около тысячи мин и фугасов, подорвали несколько огневых точек врага, проделали 12 проходов в минных полях и заграждениях. Они открыли путь и дали сигнал к началу артподготовки... Противника застигли врасплох. Он даже не успел занять огневые позиции и усилить линию обороны».

Поднявшись на высоту Бердово, 374-й полк разорвал систему обороны гитлеровцев, атакуя с фланга, сравнительно легко овладел населенным пунктом Горнево.

Развивая наступление, полк атаковал станцию Березка. Первый батальон под командованием капитана Н.Коротаева в 6 часов утра подошел к Крестам. Предполагалось, что он нанесет по врагу только вспомогательный удар, так как перед полком простирался болотистый участок фронта, исключавший поддержку танков. Однако, используя внезапность, поддержанный мощным огнем артиллерии и атаками соседей, полк развил очень успешное наступление.

В районе Крестов 374-й полк встретил сильное сопротивление врага. Под губительным огнем пехота залегла. С левого фланга противник уже готовил контратаку с танками, держась за Кресты, как промежуточный рубеж обороны.

Кроме того, в этом районе размещался лагерь военнопленных. Фашисты не успели всех ликвидировать. Решительные действия наших войск помешали гитлеровцам учинить расправу. Артиллеристы в единоборстве с танками противника расчистили путь пехоте.

374-й полк, продолжая наступление, первым завязал бои непосредственно за Псков. Несмотря на то, что оба его фланга, ввиду отставания соседей, оказались открытыми, батальоны углубились в окраинные улицы города, выбивая немецких автоматчиков из домов и развалин.

Командование 128-й дивизии, поддержав наступательный порыв 374-го полка, приняло меры по обеспечению его флангов. С этой целью в распоряжение командира полка был передан 1-й батальон 741-го стрелкового полка, находившийся в резерве. Командир батальона капитан И.И. Баранов немедленно развернул свои подразделения на правом фланге 374-го полка и повел их в наступление.

В 6.30 22 июля прорвал оборону противника и перешел в наступление 1252-й стрелковый полк, а через 15 минут после него перешел в наступление и 1248-й полк, занимавший позиции восточнее Псковского озера.

Ровно в полдень 1250-й стрелковый полк под командованием А.И Глушкова завязал бой на северной окраине Пскова. И первыми, кто переступил здесь городскую черту, были бойцы разведвзвода лейтенанта Борисова. Батальоны устремились к реке Великой, сметая со своего пути оказывающие сопротивление группы фашистов.

Одну из стрелковых рот вел лейтенант Мурашев. Четыре миномета и шесть пулеметов - первые боевые трофеи бойцов его роты. Во главе ротной разведки шел командир отделения Трофимов. Вызвав на себя огонь, он выявил расположение огневых точек противника и завязал бой с целью прорыва к Великой. По рации командир 1250-го полка подполковник А.И.Глушков доложил командиру дивизии о том, что его батальоны вышли на берег Великой севернее устья Псковы и готовят подручные средства для переправы на западный берег.

374-й полк, миновав Крестовское шоссе, задержался возле железнодорожного переезда. «Из развалин завода «Выдвиженец», - вспоминает И.Марков, бывший сержант армейской роты связи, - застрочили пулеметы. Бойцы залегли. Попробовали пойти в обход, но и слева из разрушенного здания вокзала нас встретили огнем. Тогда батальон поднялся в атаку. Грянуло дружное «Ура!»... Захлебнулись вражеские пулеметы, побежали гитлеровцы. И вот я уже на территории завода «Выдвиженец», в первом, пусть разрушенном, но зато освобожденном здании родного города. А соседний батальон выбивал в то время гитлеровцев из здания вокзала».

Очищали железнодорожный вокзал и пристанционные здания от гитлеровцев подразделения 741-го стрелкового полка. Закопченные руины вокзала смотрели на наступающих мрачными провалами высоких оконных проемов. За ними засели немецкие автоматчики. Но им пришлось либо бежать, либо остаться там навсегда.

Железнодорожное полото фашистские саперы изувечили изощренно, используя специальную машину. Она перерубала деревянные шпалы посредине, выдергивая из гнезд костыли. Вся конструкция сдвигалась с места и становилась непригодной для движения поездов. Часть железнодорожной насыпи была взорвана на такую глубину, что воронки заполнялись грунтовыми водами.

Гостиница Октябрьская. 1944 год.

«С боем давался каждый шаг, - вспоминает И.Марков,- в развалинах домов засели фашисты. Вокруг ни одного целого дома, одни руины... Вот уже развалины гостиницы «Октябрьская». У Летнего сада я остановился, посмотрел на часы. Ровно 9 утра. Мы находимся в центре родного города».

От Летнего сада и Дома Советов воины 374-го стрелкового полка и приданного ему первого батальона 741-го полка, тесня противника, продвигались к реке Великой, под прикрытием плитняковой стены Окольного города и развалин домов на улицах Свердлова, Гоголя, Некрасова, Советской.

Они вышли на восточный берег реки на участке от Георгиевского взвоза до Покровской башни. С Завеличья на них обрушился шквальный огонь фашистских пулеметов, минометов и артиллерийских орудий, но толстые стены, возведенные предками, надежно защищали бойцов от пуль и осколков.

Отходя, фашисты уничтожили мосты и переправочные средства, явно рассчитывая задержать наступление наших войск и выиграть время для перегруппировки своих частей.

Но 374-й полк приступил к форсированию реки Великой незамедлительно. В его составе находился десантный отряд из ста пятидесяти умеющих плавать воинов-десантников. Ими командовал старший лейтенант И.Д.Головко. Отряд имел в своем распоряжении табельные средства для переправы - надувные жилеты. Правда, хватало их не всем. Большинству десантников пришлось обойтись самодельными плотиками и набитыми соломой плащ-палатками.

Вспоминает бывший командир 374-го стрелкового полка К.А.Шестак: «22 июля в 10 часов утра караван самодельных плотов и плотиков взял курс на Мирожский монастырь и церковь Климента. Мой контрольно-наблюдательный пункт был оборудован на вершине небольшого холма рядом с Покровской башней. Отсюда открывался хороший обзор обоих берегов реки. Для поддержки десанта огнем и подавления вражеских огневых средств на берегу реки было поставлено 36 артиллерийских орудий. С командиром десантного отряда мы имели прямую связь - подводную телефонную, радио-связь и визуальную. Уже к 11 часам утра 22 июля плацдарм на противоположном берегу был завоеван и прочно удерживался нами».

Вспоминает бывший пулеметчик 374-го стрелкового полка А.Рожалин: «Мы с пригорка прикрываем своих огнем «максима». Бьем по зарослям противоположного пологого берега. На воде начали взмывать вверх фонтаны: вражеские засады с противоположного берега повели сильный обстрел минами. Переношу огонь своего пулемета в глубину противоположного берега. Откуда-то справа, вдоль реки, застрочил вражеский пулемет. Aral Вон с того разрушенного кирпичного здания. Разворачиваю свой пулемет туда, вступаю с ним в поединок. Фашист засек и наш пулемет: кругом зацокали, засвистели пули. Скорей бы наши переплыли!»

Из донесения штаба 42-й армии от 22 июля 1944 года: «Особенно отличился пулеметный расчет Гуськова, непрерывно обеспечивавший форсирование реки. Артиллеристы 76-й минометной батареи метко поражали вражеские огневые точки. Орудийные расчеты Чернова, Кузнецова и Мельника прямой наводкой заставили замолчать огневые точки противника. Отлично прикрывал переправу и пулеметный расчет 1-й стрелковой роты. Бойцы открывали прицельный огонь, как только немцы пытались задержать продвижение подразделения».

Из доклада командира 128-й стрелковой дивизии генерал-майора Д.А.Лукьянова командованию 3-го Прибалтийского фронта: «Псков был превращен противником в мощный узел сопротивления. В зданиях установлены пулеметные точки, в фундаментах домов оборудованы дзоты и доты. Улицы и большая часть домов заминированы. Подразделения полка с ходу начали штурм города. Вперед были выдвинуты штурмовые группы, которые быстро и умело обезвреживали минные поля... За штурмовыми группами следовала пехота... Артиллеристы огнем прямой наводки уничтожали огневые точки противника. К 9.00 22 июля восточная часть Пскова была очищена от противника и наши подразделения вышли на берег реки Великой».

Переправа частей 128-й стрелковой дивизии

Из донесения начальника политотдела 128-й стрелковой дивизии П.П.Казьмина: «Исключительные образцы мужества и отваги воины наших частей показали в жарких боях при форсировании реки Великой. Пятая стрелковая рота 374-го полка с ходу бросилась вплавь, используя при этом бревна, доски, снопы сена. Сержант Балдаков с катушкой за плечами переправился на противоположный берег и дал своевременно связь командованию.

Красноармеец Самойлов, переправившись на западный берег Великой, из-под носа противника угнал лодку, на которой потом было переправлено много бойцов и техники».

Переправу бойцов 374-го полка через Великую поддерживали мощным огнем 40 орудий 122-го минометного и 292-го артиллерийского полков, дивизион гвардейских минометов, истребительно-противотанковые батареи.

Много опасного труда выпало в горячие часы наступления на долю саперов. Они обезвредили тысячи мин и фугасов на улицах города.

К очищению от взрывоопасных предметов берега реки удалось приступить только с наступлением сумерек. В светлое время дня этому препятствовал бешеный огонь фашистских пулеметчиков с Завеличья.

Среди саперов, самоотверженно поработавших в тот день, находился старший сержант Петр Поздеев, удостоенный за мужество, проявленное в бою за освобождение родного города, ордена Славы III степени.

22 июля, когда начало смеркаться, части 128-й стрелковой дивизии форсировали реку Великую в разных местах. 374-й стрелковый полк, полностью завершив форсирование, продолжил наступательные действия на западном берегу реки. 741-й полк в тот же день форсировал Великую в районе Профсоюзной улицы и взорванного моста Красной Армии. 533-й полк 23 июля - переправился выше железнодорожного моста и в районе Корытова.

Вот как описывает переправу 533-го полка Г.И.Геродник: «Спустились мы по крутой набережной вниз к реке. Смотрим вправо: мосты взорваны, понтонных переправ еще нет. Остается единственный выход: пустить в ход солдатскую смекалку, использовать подручные средства. И медлить нельзя ни минуты: следом за нами по крутому косогору сбегают бойцы стрелковых батальонов и на ходу подбирают все, что может держаться на воде: доски, бревна, двери, ворота, пустые бочки из-под горючего... Надо полагать, наша маленькая флотилия выглядела очень забавно.

Вокруг нас взмывали фонтаны воды. Это немцы обстреливали переправу из орудий и крупнокалиберных минометов. Но стреляли уже издалека. А неприцельная стрельба малоэффективна! Так что наш разведвзвод переправился без потерь».

В 15.00 22 июля полки 376-ой стрелковой дивизии также вышли на правый берег реки Великой повсеместно от Псковского озера до устья Псковы. В руках противника оставалось только Завеличье. Фланги наступающих дивизий сомкнулись образовав единый фронт. В первый день наступления наши части продвинулись вперед на 8-12 километров.

376-я стрелковая дивизия форсировала Великую на исходе ночи с 22 на 23 июля. О том, как это происходило, вспоминает А.Миндлик: «Рассвет еще не наступил, когда от нашего берега бесшумно отплыли несколько самодельных плотов с разведчиками, саперами и бойцами стрелковых рот. Все они немедленно приступили к разминированию берега, еще занятого противником, и выявлению его огневой системы. Пулеметчик 3-й стрелковой роты красноармеец Халилов обнаружил оставленные немцами лодки. Скрепив их одну сдругой , он вернулся обратно, чтобы переправить свой взвод».

Переправа частей 128-й стрелковой дивизии

«В 4 часа утра 23 июля 1250-й полк приступил к форсированию Великой. Флотилия развернутым строем, под прикрытием всех видов огня, двинулась навстречу направленным в лицо пулеметным стволам. Оказавшись на берегу батальоны пошли на штурм Завеличья. И не было силы, что смогла бы остановить нас тогда...

Часть пулеметчиков была оставлена на правом берегу для прикрытия нашей переправы. Среди них - командир расчета младший сержант Пастухов. Это он одной очередью заставил умолкнуть вражеский пулемет, мешавший переправе...

Рвутся в воде мины и снаряды Водяные фонтаны всюду - и за нами, и с обеих сторон, и впереди. Подбираем в воде раненых...

Не все тогда доплыли до места высадки». (Из воспоминаний А.Миндлина).

Поистине героизм бойцов 376-й дивизии был массовым. Старшина Балуков, исполнявший обязанности командира взвода 2-й пулеметной роты, завязал бой с фашистами на занятом плацдарме. Раненый в правую руку, продолжал командовать взводом, подавившим две огневые точки противника уничтожившим двадцать немцев.

Где-то недалеко били фашистов отделения Ивана Гончарова и Виктора Морозова. Юрий Занонов, будучи сапером по специальности, обезвредил около двух десятков противопехотных прыгающих мин, расчистив путь своим бойцам.

Саперы, вернувшись на на берег с освободившимися плавсредствами переправляли подразделения полка. Всего лишь полтора часа понадобилась, чтобы полковая артиллерия оказалась на левом берегу Великой».

В дни боев за освобождение Пскова наши штурмовики, бомбардировщики, истребители господствовали в воздухе. Отлично действовала 305-я штурмовая дивизия 14 воздушной армии, дивизией командовал полковник Ф.Полушин. Задача дивизии: бомбардировочными, штурмовыми ударами обеспечить прорыв обороны противника и сопровождать наступление наших войск, уничтожая огневые средства и живую силу противника. В боях за Псков совершил подвиг летчик-истребитель 254-го истребительного авиаполка 269-й авиадивизии капитан В.Сидоренков.

Подвиг легендарного Н.Гастелло повторил командир звена 807-го авиаполка лейтенант Я.Ляхов.

Отличились Герой Советского Союза летчик А.Карпов, летчик- истребитель А.Кобеляцкий и его ведомый В.Тормышев.

22 июля, когда воины 128-й и 376-й стрелковых дивизий ворвались в Псков, командующий генерал-лейтенант В.П.Свиридов приказал готовить штаб к перемещению на запад. Одновременно он приказал майору А.Гусько, назначенному военным комендантом Пскова, немедленно приступить к исполнению обязанностей.

Майор, с группой автоматчиков и саперами, вошел в окутанный горьким дымом пожарищ Псков во второй половине дня. В то время противник, в основном отброшенный на Завеличье, еще удерживал Кремль. С высоты колокольни Троицкого собора строчили пулеметы, прижимая наших бойцов к булыжникам рыночной площади. В центре и на окраинах города с громом и треском то и дело взлетали в воздух отдельные строения, это срабатывали заложенные фашистами перед отступлением взрывные устройства.

Один из бойцов, следовавших вместе с майором А.Гусько, часто останавливался и расклеивал листовки. Те, кто шел следом читали на бумаге слова: «Приказ № 1». датированный 22 июля 1944 года.

Из ПРИКАЗА №1, от 22 июля 1944 г.

Сегодня город Псков освобожден частями Красной Армии. Немецко-фашистские захватчики навсегда изгнаны из города и этим самым положен конец произволу, насилию и зверству, творимым ими на протяжении трех лет. Город Псков, как и сотни других городов Советского Союза, стал вновь советским.

Отныне все приказы, распоряжения и порядки, установленные немецко-фашистскими властями отменяются.

В городе восстанавливается советская власть. В целях установления в городе порядка приказываю:

В связи с близостью фронта город Псков объявляется на военном положении.

В городе устанавливается следующий порядок, обязательный для выполнения всем гражданским населением и военнослужащими:

а).строжайшее соблюдение всех правил светомаскировки;

б).движение по городу гражданского населения разрешаю только с 8 до 20 часов, в остальное время появление на улице категорически запрещаю.

Гражданским и военнослужащим немедленно принимать меры по ликвидации пожаров, не допускать разрушения построек и расхищения государственного и частного имущества...

Призываю население города к соблюдению строжайшей бдительности, порядка, организованности и выполнению требований настоящего приказа.

Комендант города Пскова майор Гусько.

Правда, читать приказ, кроме бойцов комендатуры и проходивших через город военных, было практически некому. Из 62 тысяч довоенного населения в освобожденном Пскове оставалось 143 человека.

Майор Гусько занял под комендатуру двухэтажный дом на Гражданской улице. Рубленый из бревен, покрытый снаружи и изнутри толстым слоем штукатурки, крытый черепицей он уберегся от пожара, превратившего в пепел многие городские постройки. Комендант распорядился, чтобы саперы занялись прежде всего разминированием Пролетарского бульвара и Октябрьской улицы. По ним шло основное движение войск. На стенах домов вскоре появились надписи: «Дом разминирован. Л-т Корнеев».

В разных концах города еще раздавались автоматные очереди, рвались гранаты. Последние группы немцев были уничтожены или сдавались в плен. С.Павлов привел офицера, который не только сдался, но и сообщил ценные сведения о фашистскойi обороне на Завеличье. Наступила тревожная ночь с 22 на 23 июля.

«С 2.00 23 июля под давлением переправившихся на левый берег реки наших подразделений, арьергарды противника начали отход на запад. К 4.00 23 июля Псков и левый берег реки Великой были полностью очищены от врага» - сообщалось в 21 час 23 июля в донесении штабу фронта о боевых действиях 42-й армии.

23 июля вместе с зарей над руинами Пскова поднялась заря освобождения. Утро занималось тихое, солнечное. Не стреляли пулеметы и автоматы, смолкли раскаты артиллерийских залпов. Реже взрывались мины. Пожарища уже не пылали, а чадили последним едким дымом. В ярких лучах солнца над городом торжественно реял красный флаг. По радио прозвучал голос Левитана, огласившего Приказ Верховного Главнокомандующего.

Вечером 23 июля 1944 года Москва от имени Родины салютовала доблестным частям и соединениям, освободившим древний русский город на реке Великой, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.

Псковско-Островская наступательная операция продолжалась 15 дней (с 17 по 31 июля 1944 года).

Оборонительная линия «Пантера», на которую возлагало большие надежды гитлеровское командование, была сокрушена на всем ее протяжении. Войска 3-го Прибалтийского фронта нанесли серьезное поражение 18-й немецкой армии, разгромив 11 пехотных дивизий, многие специальные части и продвинулись на запад от 50 до 130 километров, освободив около 4000 населенных пунктов, в том числе древнерусские города Псков и Остров.

Русские воины прощались с Псковом. Старинный город, лежащий в руинах, оставаясь прекрасным и величественным, напоминал тяжелораненого витязя. Освободители были уверены, народ-целитель даст богатырю испить живой воды и скоро поставит его на ноги.

 
наверх