Книга "Солдаты Победы"




Азбука права

Правовой календарь
Юридическая помощь
ЗАЩИТА ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
Новые книги по праву



Книги-юбиляры - 2016



Виртуальные выставки



Мир чтения

"Большая книга"
"Книга года"
"Национальный бестселлер"
"Русский Букер"
Нобелевская премия по литературе
Букеровская премия



Краеведение для детей

Познай свой край родной

Сайт находится в Белом списке «Позитивного контента»

Сайт является финалистом конкурса «Позитивный контент» - 2014









Мы в сообществах




Архив новостей


Старая версия сайта






Баннеры

Официальный сайт города Пскова и Псковской городской Думы

Псковская область. Информационно-аналитический портал

Псковская лента новостей

Каталог Псковских сайтов

Официальный интернет-портал правовой информации

Историко-культурное наследие. Официальный сайт Псковской области

Национальный информационно-библиотечный центр ЛИБНЕТ

Российская библиотечная ассоциация

Поиск в электронном каталоге СИГЛА

Юридические услуги. Традиционно надежно

Сводный каталог библиотек России в свободном доступе - навигатор библиотечных ресурсов




Святки


• А.Коринфский. Рождество Христово. Обычаи и традиции.

(1901г. - адаптированный вариант с сохранением авторской орфографии)

• Гадания на Святках

• Рождество. Святки. Крещение. Рождественско-святочная обрядность на Псковщине.

• Псковские колядки


Настали Святки! То-то радость,
Гадает ветреная младость...

Зимние святки были одним из наиболее почитаемых и любимых праздников русского народа.

Начинались они с сочельника, кануна Рождества — 24 декабря и длились две недели до Крещения — 6 января (по старому стилю). Новый год (1 января) как бы делил святки на две половины. Время от Рождества Христова до 1 января называли «святыми вечерами», а от новолетия до Крещения — «страшными вечерами». Святые вечера — это дни празднования Рождества Христова. Страшные вечера назывались так потому, что существовало поверье, будто бы в эти дни черти и другая нечистая сила гуляют по белому свету. По церковной легенде, разгул нечистой силы в этот период связан с искушением Христа перед его крещением. По народной же версии (представлениям), в эти дни Бог, празднуя рождение сына, отворял ворота ада и позволял «праздновать бесам» на земле рождение Христа. Подобное разделение святок велось, видимо, с древности, так как оно известно и нехристианским народам. Да и вообще святки имеют дохристианское происхождение; изначально эти дни были посвящены встрече и началу солнечного года, возрождению солнца, первым шагам пробуждающейся природы. Вместе с этим праздновали начало годового цикла сельскохозяйственных работ, а также почитали предков. Одновременно прощались с силами мрака, зимой, холодами, соответствующими периоду «умирания» солнца. Страшные силы в эти дни, казалось, достигали вершины своего могущества, но солнце уже начинало победоносное шествие, одолевая мертвенные силы зимы. Говорили: «Солнце на лето — зима на мороз».

Святки на Руси представляли собой причудливую смесь языческих обрядов с элементами православия. Вместе с тем они не были результатом механического соединения двух традиций — народной и церковной. Элементы разных эпох и культур органически соединялись, образуя особый сплав, — так называемое бытовое православие. Тема жизни и смерти, возрождения и воскрешения через смерть, гибель, сожжение, постоянного перехода из одного состояния в другое присуща как дохристианской, так и христианской культуре. Эта двойственность, органичная для обеих культур, облегчила их взаимодействие и взаимопроникновение. Церковные праздники легко поддавались мирскому — трудовому и бытовому — осмыслению.

25 декабря праздновался великий христианский праздник Рождества Христова. Ему предшествовал сорокадневный Рождественский (Филиппов) пост. Навечерие (канун) этого праздника проходило в особо строгом посте и называлось сочельником, или сочевником, так как по церковному уставу в этот день полагалось употреблять в пищу сочиво, то есть хлебные зерна, размоченные водой. Пост соблюдался до вечерней звезды. В этот вечер вспоминали ветхозаветные пророчества и события, относящиеся к Рождеству Спасителя, готовились к празднику. Рождество (как большой праздник) праздновали повсеместно в течение нескольких дней, особенно в тех местах, где оно было храмовым (престольным) праздником.

В более древней (дохристианской) традиции святки также начинались вечером 24 декабря, когда праздновалась Коляда (южная и западная Россия), Авсень, или Таусень (центр и северо-восток России).

Историк Н.М.Карамзин считал, что Коляда - древний славянский бог пиршеств и мира, но это лишь одна из многих трактовок этого образа.

Когда-то, как сообщал И.Снегирев («Русские простонародные праздники и суеверные обряды». Вып. II., 1837, с. 29), и под Москвой был обычай называть сочельник Колядою и в ночь на Рождество возить в санях девушку, одетую поверх всей теплой одежды в рубашку, которую выдавали за Коляду. В народной традиции существовали еще две коляды: Васильевская, канун Нового года, и крещенская, накануне Крещения или Водокрещей. Первая именовалась богатой, а вторая бедной или постной.

М.Малюгина. Псковские колядки. Сценарий. (doc 242 kb)

Зимние Святки стали самым длительным, шумным и веселым праздником, связанным с поворотом солнца на лето и началом нового года. В нем причудливо переплелись обычаи из языческих обрядов с христианскими воспоминаниями о Спасителе мира. Конец года, знаменовавший окончание старого времени и нарастание хаоса, разрушения, породил веру в оживление нечистой силы. Это тревожное состояние усиливалось ряжеными, рассказами о встречах с нежитью вещими гаданиями.

Первые шесть вечеров Святок назывались "святыми", а последующие шесть — "страшными", потому что вся нечистая сила пускалась в разгул и могла встретиться в любом месте. Старики и старухи прежде всего ставят мелом на всех дверях и оконных рамах знаки креста, чтобы оградить свое жилье от бесовского посещения.

Временное умирание мира накануне Нового года символизировалось обычаем резать и приготовлять свинью, называемую Колядой. В ее ритуальном поедании могли участвовать все односельчане, после чего умирание переходило в возрождение и торжество нового мира.

Коляда

Коляда из Ретры. Он держит Звездную книгу.

КОЛЯДА — забытый солнечный божок, представитель Начала Времен, бог дружбы и мира. «Коляда почитался богом мира. Славяне верили, что он употреблял всякие средства, дабы народы, его почитавшие, жили в согласии; но счастию сему препятствовал Чернобог, наушая их ссориться между собою: от сего возгорались войны и кровь человеческая лилась невинно. ...Славяне после войны с другим племенем или народом всякой раз, когда приобретали мир, из признательности к сему богу делали продолжительные, всеобщие и великолепные торжества» (С.Ушаков). В его честь в Саксонии был назван город Koelleda. Его праздник — 24 декабря. С плясками и песнями ходили по домам колядовать — петь песни в честь Коляды. Выражение «молиться Коляде» вошло в русский словарь как слово «КОЛЯДОВАТЬ» и «КОЛДОВАТЬ». Жрец Коляды — колдун.

КОЛЯДА — нисхождение Всевышнего в эпоху Коляды. Второе воплощение Крышня, сын Дажьбоuа и 3латогорки. Дал славянам - "Звездную Книгу", победил Чернобога.

24 декабря (здесь и далее старый стиль) славяне язычники славили Коляду. По словам историка Карамзина, Коляда был богом пиршеств и мира. Хотя, по созвучию с римскими календами (Kalendae), можно предположить, что этот праздник происходит оттуда, но римские торжества с этим названием отмечались во всех месяцах.

Значение слова "коляда" у разных народов различно: у одних Koleda (коледа) почитается за божество празднеств, и так же называются некоторые церковные обряды, а koledowati (коледовати) означало хождение детей по разным домам с песнями и плясками. По другой версии, Коляда — уменьшительно-ласкательное от слова коло, солнце-младенец (представлялось мальчиком или девочкой). Это божество возникло из праздника зимнего солнцеворота, из поэтического представления о рождении молодого солнца — то есть солнца будущего года. Это древнее представление о ежегодном младенце не умерло и по сей день. Оно перенесено на понятие "новый год". На открытках и в новогоднем оформлении празднеств художники не случайно изображают новый год в виде мальчика, спешащего на смену старому году.

25 декабря (месяц студень) начинается поворот солнца на весну. Коляду (коло — колесо, круг — солярный знак солнца) представляли прекрасным младенцем, захваченным в плен злою ведьмою Зимою, которая превращает его в волчонка (можно сравнить синоним волка — лютый — с праславянским названием самого сурового месяца зимы: февраль — лютый). Только тогда, когда будет снята с него волчья шкура и сожжена на огне (весеннее тепло), Коляда явится во всем блеске своей красоты.

Коляда праздновался в зимние Святки с 25 декабря (Сочельник) по 6 января (Велесов день).

Позже колядой стали называть рождественский обряд прославления праздника Рождества Христова песнями, а также и саму песню. В святочные ночи ходили из дома в дом, угощались, колядовали, то есть пели колядки — старинные рождественские и новогодние обрядовые песни. Колядование было любимым развлечением молодежи в Сочельник накануне Рождества. Народ веселился вовсю. Даже цари ходили к своим подданным — поздравить и поколядовать.

Н.Карамзин отмечает, что и царь Иван Грозный со своими опричниками маскировался подобно скоморохам, и даже казнил князя М.Репнина за то, что тот не надел личины. Петр I также любил святочные игрища, в которых сам принимал участие. В его время святочные игры бывали не только в городах и селах, но и в царских теремах, где царевны святочничали с сенными девушками и боярынями.

У простого народа праздничная процессия шла обычно с бумажной звездой и вертепом — ярко раскрашенным ящиком в два яруса. С помощью деревянных фигурок в нем разыгрывались сценки, относящиеся к Рождеству Христову. Не принять христославов считалось за грех для домочадцев и оскорблением для христославов. Колядование начинали дети, молодые парни и девушки. Они пели под окнами изб колядки и получали за то различное угощение. Рядились по-разному. В деревнях парни надевали вывернутые овчиной наверх полушубки, маски и изображали различных животных — медведей, быков, баранов и т. д.

В святочные обряды входило гадание, когда по каким-либо особенным знакам, искусственным или естественным, старались узнать свое будущее, человеческий жребий. В язычестве гадание являлось одним из главных обрядов богослужения. С приходом христианства гадание стало преследоваться под видом ворожбы. В указе патриарха Иоакима от 1684 г ., запрещавшем святочные игрища, гаданья, ряжение ("масководство и надевание звероподобных харь"), говорится о том, что они приводят человека в "душепагубный грех".

Во время зимних Святок особое значение придавали снегу. Считалось, что если собрать снег со стогов и отбелить холстину, то получишь такой результат, что ни солнце, ни вода не смогут сделать лучше. Принесенный с поля и брошенный в колодец снег помогал сохранить в нем воду на целый год, даже если летом бывала засуха. Этот же снег использовался для омовений в качестве целительного средства.

Во многих литературных произведениях описываются коляды, но, пожалуй, самое яркое и сочное описание — у Н. В. Гоголя в "Ночи перед Рождеством":

"Шумнее и шумнее раздавались по улицам песни и крики. Толпы толкавшегося народа были увеличены еще пришедшими из соседних деревень. Парубки шалили и бесились вволю. Часто между колядками слышалась какая-нибудь веселая песня, которую тут же успел сложить кто-нибудь из молодых казаков. То вдруг один из толпы вместо колядки отпускал, щедровку и ревел во все горло:

Щёдрик,ведрик,
Дайте вареник, -
Грудочку кашки.
Кiльце ковбаски!

Хохот награждал затейника. Маленькие окна подымались, и сухощавая рука старухи, которые одни только, вместе с степенными отцами, оставались в избах, высовывались из окошка с колбасою или куском пирога. Парубки и девушки наперерыв подставляли мешки и ловили свою добычу. В одном месте парубки, зашедши со всех сторон, окружали толпу девушек: шум, крик, один бросал ком снега, другой вырывал мешок со всякой всячиной. В другом месте девушки ловили парубка, подставляли ему ногу, и он летел вместе с мешком, стремглав, на землю. Казалось, всю ночь напролет готовы были провеселиться. И ночь, как нарочно, так роскошно теплилась! И еще белее казался свет месяца от света снега."

Уродилась коляда
Накануне рождества,
За горою за крутою,
За рекою за быстрою,
Стоят леса дремучие,
Во тех лесах огни горят,
Огни горят пылающие,
Вокруг огней люди стоят,
Люди стоят колядуют:
"Ой коляда, коляда,
Ты бываешь, коляда,
Накануне рождества ".

Колядка

Святочные духи

Нет такого народа в Старом Свете, у которого не было бы своих поверий о разгуле нечистой силы не только в рождественскую, но и в "сопредельные" ночи. В России была даже своя, "календарная" нечисть — святочницы, которые могли появляться только на святках. Это безобразные на вид существа, покрытые с головы до ног волосами. Они не могут говорить, а только поют без слов и пляшут. Встречаться со святочницами очень опасно. Руки у них — с огромными, длинными ногтями, и этими ногтями они отколупывают у людей куски мяса и часто заколупывают до смерти. Есть, правда, у этих чудовищ одна слабость — кокетство. Как и все представительницы слабого пола, святочницы любят украшения. Это-то и спасло забредших однажды на пение в заброшенную баню девушек. Когда святочницы накинулись на них, одна из девиц вспомнила о страсти святочниц к бусам, сорвала их с шеи и рассыпала по полу; другие сделали то же самое. Святочницы обрадовались, бросились подбирать, а девушки тем временем успели добежать до дома и захлопнуть двери. Обитают святочницы обычно в неосвещенных избах. Там же можно встретить и Буку (помните, как пугали им в детстве?). Это "отвратительного вида урод", который пристает с каверзными вопросами и загадками со страшным условием: не найдешь ответа, не разгадаешь загадку — останешься с ним навечно. Если, к счастью, разгадка будет найдена — Бука исчезает в тот же миг. Активизируются в святочные дни и лешие, лесунки (девицы) и лешачихи (дамы). Не дай бог сказать в неурочный час про кого-то: "Чтоб его (ее) леший унес, что ли!". Могут и унести. Бегай потом, ищи по лесу. Хорошо, если унесенный жив останется. Послал как-то один мужик дочку за чем-то во двор, та замешкалась, ну, и произнес он эти самые слова в сердцах. И нашли потом несчастную девицу через день в лесу между двух деревьев и неживую.

Оборотни или вещищицы тоже в святки не дремлют, и могут принять вид и сороки, и любого домашнего животного или даже какого парня или девушки. Раз в святки глянула одна девица (не благословясь!) на улицу и увидела там парня, который ей нравился. Приникла к стеклу, он ее поцеловал — и враз неразумная с ума сошла. В святки вообще все надо делать благословясь: это помогает избежать козней нечистой силы, которая может принимать самые неожиданные обличья. Как-то гадали девицы в нежилой (и неосвещенной!) избе и услышали, что печь жуткие звуки издает. Бросились они бежать, а печь за ними едет, воет и страшным синеватым огнем светится. Еле успели добежать до избы и, перекрестив, закрыть окна и двери — это-то печь в дом и не пустило. В святки было принято ставить кресты на окнах и дверях и, конечно, на чердаках — излюбленном месте высадки "ночного десанта" чертей и ведьм. Причем предохранялись таким образом не только суеверные деревенские жители, но и горожане. А вот каверзы городской нечисти были гораздо замысловатей и изысканней, чем у их деревенских собратьев. Особенно опасны были маскарады. Увлечется какой-нибудь легкомысленный юноша прелестной маской, последует за ней, а она его приведет на кладбище к склепу, или извозчик обратит к нему лицо, и — ах! — вместо извозчика — мертвец или черт. Или вдруг на святочном балу-маскараде обнаруживается, что у всех танцующих вместо ног — копыта, а под масками — страшные бесовские рожи; или, например, с первым криком петуха танцующие превращаются в скелеты. Жуть! Впрочем, странные истории на маскарадах носят, так сказать, "интернациональный" характер.

"Велесовы дни" в Зимних Святках

Интересны ритуальные действия, совершаемые со скотом и проводимые в день Богоявления (последний день зимних Святок — 6 января/19 января).

Период Святок с 1 по 6 января (старого стиля) считался временем разгула всякой нечисти. У восточных славян это время называется "страшными вечерами", "погаными" и "нечистыми" днями. По русским верованиям, Бог, радуясь рождению сына, выпускает из "иного мира" покойников и нечистую силу гулять по белу свету. Изображением прихода персонажей загробного мира служили святочные ряженые. Наиболее популярными среди ряженых были фигуры оборотней, страшилищ, "буки", "кикиморы", "покойника", "старика", "деда и баба", "кудесника". В Вологодском крае их называли "страшные наряжонки".


Маски новогодних ряженых Велесова дня

В святочных севернорусских играх на посиделках существовал обычай рядиться "умруном", "смертью", "покойником". По верованиям восточных славян, культ Велеса был связан с культом мертвых, с "духом убитого зверя". Позднее это преобразилось в связь Велеса с миром предков, которые покоятся в земле и увеличивают ее плодородие.

Вот какой обряд "освящения скота" обычно проводился вдень Богоявления:

После обедни, которая на крещение отходит рано утром, крестьяне расходятся по домам... потом один из членов семьи берет с божницы икону с зажженною перед ней свечой, другой - кадильницу, третий - топор, четвертый (обыкновенно сам хозяин) надевает вывороченную наизнанку шубу и берет миску с богоявленскою водою и соломенное кропило. Вся семья отправляется на скотный двор в следующем порядке: впереди, согнувшись, несет сын или брат домохозяина топор острием книзу, так что он касается земли. За ним кто-нибудь из женщин несет икону (по большей части воскресения Христова), далее идут с кадильницей и, наконец, хозяин с чашею воды.

Шествие совершается торжественно, среди полнейшего молчания, причем процессия останавливается посреди двора, где разложен особый корм для скота: печеный, разломанный на куски хлеб, ржаные лепешки, сохраненные для этой цели от праздника рождества и нового года, хлеб в зерне и немолоченные снопы ржы, овса и других хлебных растений, оставленные к этому дню с осени (оставляют обыкновенно по шесть снопов каждого хлеба).

Когда процессия останавливается, хозяйка выпускает из хлевов до тех пор запертую скотину, которая с недоумевающим видом бродит по двору и, наконец, накидывается на лакомую пищу. Между тем процессия обходит вокруг скотины с образом, причем хозяин окропляет святою водой каждую голову крупного и мелкого скота в отдельности. Этот обход делается три раза, после чего топор крестообразно перебрасывается через скот, и участники процессии направляются обратно в избу.

Глава семьи в вывороченной мехом наверх шубе, угощающий скот и заклинающий его сохранность при помощи топора, выглядит так, как должен был, очевидно, выглядеть древний волхв — жрец волохатого бога Велеса.

Вероятно, празднования в честь Велеса не ограничивались только заключительным днем зимних Святок, а продолжались все те шесть дней января, которые считаются временем разгула нечисти. Это видно из болгарских новогодних обрядов. Двенадцать старцев (суркаваров, иногда их именовали "медведями"), одетых в звериные маски и обвешанных по поясу коровьими бубенцами-боталами, сходились в ночь под Новый год из разных деревень в село и проводили заклинательные обряды, устраивали сражения между двумя группами ряженых. Среди масок часто встречались маски медведя и быка. Второго января болгары устраивали особый воловий праздник: в этот день прежним суркаварам и колядникам полагалось чистить стойла и хлева. А в последний день Святок у болгар (7 января) вожак колядников угощал свою дружину, являвшуюся на пир в масках, причем маска медведя была обязательна.

По-видимому, зимние Святки делились на две половины. Первая половина, включавшая новогоднюю ночь, посвящалась будущему урожаю и гаданиям о замужестве, а вторая была связана со скотом и зверьем и представляла собой "велесовы дни". Велес мог выступать как в виде медведя — царя леса, так и в виде быка-тура — представителя рогатого богатства.

ВЕЛЕС

Я — Велес, мирный бог. Меж спящих стад дозором
Незримый я хожу, чтоб отвращать недуг
И чары хитрых ведьм, пока дымится луг
И звезды ночь пестрят серебряным узором.
Когда исчезла мгла перед Даждьбожьим взором,
Там рею ветерком, где человека друг,
Спокойный, добрый вол, влачит тяжелый туг, —
И доблестным его любуюсь я позором.
Иль от коров порой я пастуха маню
Под зыбкий свод ветвей — и тихо запою...
Он думает: над ним листва шумит лесная;
Но песенки мои таинственной мечтой
В душе его звенят, и он поет, не зная...
И вещие слова хранит народ родной.

П. Бутурлин



Святки: Сборник. - М.: ЗАО РИФМЭ, 1997. - 128 с.

Книга посвящена празднованиям Святых вечеров на Руси. В ней собраны колядки, хороводы, сценарии, гадания, игры, святочные рассказы. Издание содержит богатое нотное приложение.

Вступительная статья подробно рассказывает об отечественных святочных традициях и обычаях.

 
наверх